наверх

Наш литературный партнер

    Майор Смит, так же известный под позывным “Каин”,  задумчиво постукивал ботинком по колесу старого грузовика. Резина была древняя, изъеденная погодой, грязью и трудом. Удивительно как она до сих пор держала давление? Весь остальной грузовик выглядел не лучше. Да и что взять с техники, простоявшей несколько лет где-то в Зоне? Как  она вообще может ездить? Кто ее отремонтировал и завел?  Как она прошла от центра Зоны до самого кордона, сквозь аномалии, территории враждующих группировок, завалы и разбитые дороги? Сплошные вопросы без ответов... 
Каин хмурился. Он устал. Бойцы успели убрать тела из кузова, в том числе и водителя. Его застрелили в момент, когда грузовик пытался протаранить ворота блок-поста. Давненько уже в Зоне никто не слышал про “грузовики смерти”. И вот снова - ни свидетелей, ни пленных, ничего. Только трупы, да эта рухлядь, застрявшая в ограждении. Каин снова пнул усталую резину. Теперь уже со злости. Комиссия должна была приехать с минуты на минуту. А это железное чудовище еще предстояло убрать. И как-то успеть отремонтировать сломанный забор.
Внезапно из-за угла казармы послышался шум. Крики, топот ног, брань - это была явно не комиссия. Каин поспешил навстречу новой возникшей проблеме.

    Во дворе стоял старый икарус. Настолько старый, что Каин грешным делом подумал, что появились уже автобусы смерти, но новые номера и модные финтифлюшки на лобовом стекле свидетельствовали в пользу того, что этот транспорт все же пришел с большой земли. Возле автобуса стояла невообразимая толчея. Несколько бойцов военного контингента окружили немалую группу людей непонятного и неопрятного вида, в котором опытный взгляд майора безошибочно определил попытку “снарядиться для ходки в Зону в первый раз”. Солдаты прижали возмущенную толпу к ржавому боку икаруса. Сталкеры возмущались и пытались сопротивляться.

- Где водитель? У кого-нибудь есть документы? Хотя бы права?

Я буду жаловаться вашему начальству!

- С какой целью вы пытались проникнуть на закрытую территорию?

- Отвали от меня, мурло зеленое!
- Как вы вообще сюда проехали? Через минное поле-то?
- Я журналист! Какое вы имеете право!? Я приехал сюда искать пропавшего брата!
- Он тоже журналист?

- Нет, он стриптизер!
- Оружие, наркотики везете с собой?
- Да я вообще ХэЗэ! Меня мама собирала!
    Майору давно не приходилось видеть настолько наглых новичков.Несмотря на свою абсурдность ситуация быстро накалялась. Солдаты нервничали, еще не успев толком отойти от недавних событий. Еще немного и была бы открыта стрельба на поражение. Майор выхватил пистолет и быстрым шагом направился прямо в толпу. Он поднял пистолет и несколько раз выстрелил в воздух, не переставая шагать вперед. С первыми выстрелами шум заметно поутих. Все повернулись в сторону майора. Каин тем временем расстрелял всю обойму в небо и опустил пистолет на голову ближайшему сталкеру, до которого как раз успел дойти. Сталкер упал на спину, обливаясь кровью из раны на лбу. Толпа даже не попыталась его подхватить. Все прижались спинами к автобусу и испуганно затихли. Майор тем временем деловито перезарядил пистолет, нарочито громко щелкнув затвором в наступившей тишине и подозвал к себе сержанта.

- Что здесь происходит? - спросил он негромко, но так, чтобы было слышно всем.

- Да вот прямо на автобусе ехали к блок-посту. Ни документов, ни пропусков. У некоторых с собой оружие.

- Ясно. - Каин повернул голову и посмотрел на окно штаба, затем на ворота, в которые только что въехал автобус.

Нужно было срочно что-то решать. Полковник под горячую руку поставит всех к стенке - это как пить дать. Он скорее всего сейчас пьян и неадекватен.  А комиссия уже где-то на подъезде. Майору даже показалось, что краем уха он слышит шум моторов приближающегося эскорта. Спрятать еще одну кучу трупов им явно не успеть. Дело начало заранее попахивать международным скандалом. Но как обычно и бывает в критической ситуации - решение пришло само.
- Бойцы! - Каин повернулся к личному составу. - Слушать мою команду!

 


 

***

 

 

    Жоз вошел в карцер и обвел помещение взглядом. Голые стены, стол с лежащими на нем листками протокола допроса, тусклая лампа, бросавшая зеленоватые отсветы на плечи местных мастеров задавать вопросы. На пленного Жоз старался не смотреть.

- Ну? Что у нас? Почти четыре часа прошло, есть результаты?

На самом деле Жоз не особо верил в успех. При всех талнтах сотрудников особого отдела Долга, пленный монолитовец, да еще и один из “первых” - дохлый номер. Эти психи-фанатики только и знали, что “славамонолиту!!” и “смертьневерным!!”. Разведданные с них получить было затруднительно. Поэтому их и в плен особо не брали. Но тут, разумеется, был особый случай.

- Кое что есть, командир. - ответил Весна, вытирая руки грязноватым полотенцем. - Он говорит.

- Говорит? - переспросил Жоз. - По делу?

- Ну и по делу и без… Такое ощущение, что ему нужно было выговориться. Он что-то узнал пока медитировал. Или что они там делают? И не может держать эту информацию в себе. Мы лишь придаем его разговорам… эм… структуру.

- И что же он узнал. - поинтересовался Жоз.

- Говорит, что узнал тайну 13-го. Он знает, что с ним произошло и кто он.

У Жоза в этот момент даже вспотели ладони. Еще никто так близко не подходил к разгадке этой тайны. Командир долга посмотрел на пленного. Монолитовец сидал у стены склонив голову и что-то тихо, на грани слышимости, бормотал себе под нос. На кубах его пузырилась кровавая пена.

- И кто же это? Он назвал имя?

- Пока неразборчиво. - покачал головой Весна. - Но кое что у нас уже есть.

Он кивнул головой на несколько исписанных листов на столе.

- Немного осталось. - приободрил он Жоза. - Скоро дожмем гада.

И в этот самый момент на базе Долга завыл сигнал тревоги.

 

 


***

 

 

    Бармен вертел в руках спутниковый телефон. Новая понтовая мобила вызывала у него противоречивые эмоции. С одной стороны - вещица знатная, красивая, цены немалой, со всеми наворотами, ударо-, пыле-, водо-, огне-, вандало-, и так далее -устойчивая, придающая своему хозяину не только солидности, но и уверенности по жизни. С другой стороны - связь дорогая до ужаса. Ну помимо всего прочего телефон подарили бармену не просто так. Он догадывался, от кого пришел такой дорогой подарок, и ждал в скором времени звонков не самого приятного свойства. Вдоволь налюбовавшись новой игрушкой, бармен хотел убрать ее в ящик стола, но тут экран загорелся и раздалась мелодичная трель звонка. От неожиданности он едва не выронил телефон, неловким движением поднес его к уху и нажал кнопку ответа.

- Бар “100 рентген”.

- Нестеров! - без лишних предисловий представился абонент.

- Какие люди! - Фокус постарался придать своему голосу обрадовано-дружелюбный тон. - Спасибо за трубку кстати!
- Не за что. - буркнул Нестеров. - Иначе с тобой никак не связаться.

- Ну что поделаешь, в моем захолустье телеграфа и железных дорог нету. Веду свой скромный бизнес как могу.

- Вот кстати о бизнесе. Ты не забыл, что он не твой, а наш?

- Мы партнеры. - осторожно ответил бармен. - Я всегда вел бизнес открыто и честно. Честный человек кому попало врать не станет! И я не помню, когда я последний раз тебя подводил.

- А я не помню, когда я последний раз получал от тебя приличную партию товара!

- Смотря что считать прили…

- Я несу убытки! - перебил Нестеров. - Честно говоря, я хотел даже выйти из бизнеса, и пришлось бы тебе искать все каналы сбыта заново. Но для меня это будет финансово нецелесообразно. Поэтому я пришлю тебе помощника. Он посмотрит ситуацию на месте и оптимизирует наши расходы.

- Какого еще помощника?? - немедленно взбеленился бармен. - Не нужны нам никакие…

- Он пока всего лишь консультант. - снова перебил его Нестеров. - И моя маленькая страховка на случай обострения финансового кризиса. Поможет, подскажет, наладит дела. Да ты не кипеши, нам обоим это на пользу. Глядишь со следующей получки за телефон расплатишься.

- Что??

- А ты думал это подарок? Я вычту его стоимость из следующей партии. Жди моего человека. Отбой.

Нестеров повесил трубку. Фокус в бешенстве тут же швырнул ее об стену. Впрочем это был контролируемый гнев. Просто нужно было выпустить пар, а телефон был противоударный. Немного успокоившись, бармен сова поднял трубку, поддел ногтем свежую царапину на корпусе, похмурился, покусал губы и наконец набрал номер.

- База Долга! - ответили на том конце.

- Надо же, работает. - нехотя восхитился Фокус. - И сигнал вполне приличный…

- Бармен, ты что ли? Нам тут немного некогда! У нас жарко!

И в самом деле из динамика доносились звуки яростного боя.

- Позже позвони! - рявкнули в телефон, и звонок оборвался.

 

 

 

***


 


- Как хорошо, что мы можем вот так сидеть рядом и разговаривать обо всем!
- Молодой человек! Я вас едва знаю!

- Ты все портишь!

Доктор Потемкина посмотрела на сталкера с подозрением. Надо будет сказать коллегам, чтобы заканчивали свои опыты с воздействием психотропных препаратов.

- Мы закончили. - сказала она. - Спасибо, что согласились поучаствовать в нашем исследовании и пройти наш тест.

Проходя во внутренние помещения научного бункера Потемкина сделала недвусмысленный знак охране и поспешила в лабораторию.

- Коллеги, что происходит, я не поняла вообще! - с порога поспешила она высказать свое неудовольствие. - Вы долго еще будете пичкать подопытных наркотическими веществами? Между прочим, эти препараты очень дорогие и подотчетные!
- Ты про того сталкера? - спросила доктор Рамос, не отрываясь от окуляра микроскопа. - Он что, еще здесь?
- Я сказала охране, чтобы его выпроводили.

- Хорошо. Не переживай по поводу препаратов и отчетности. У нас есть что приписать к отчету!

- Правда?

- Да. Кажется…  Алгоритм еще не до конца ясен, но кое-какие результаты уже имеются. Вот смотри!
Рамос указала на стеклянный бокс, в котором бесновалось несколько тушканов. на вид - все крепкие, матерые экземпляры. Визжа и царапаясь они раз за разом бросались на толстое стекло в тщетной попытке добраться до людей.

- Пять минут назад они были обычными лабораторными крысами.

- Неужели? - Потемкина подошла к боксу и приложила ладонь к стеклу. Даже через толстую стенку чувствовалось. с какой яростью атакуют голодные тушканы.

 - Они ведут себя так, словно скоро Выброс. Но при чем тут сталкер?

- Дюкову удалось собрать и запустить установку с использованием аномальной батареи. Мы получили схожее по принципу действия излучение, какое производит антенна Монолита. Излучение - название условное. мы не знаем, что это за тип энергии, но без сомнения он является базовым для появления артефактов, аномалий, мутаций и всего прочего, что мы здесь наблюдаем. Мы давно уже установили, что человеческое сознание влияет на течение этой энергии а так же на качество исходных и побочных ее продуктов. Так вот, мы использовали ментальные волны подопытных в наших экспериментах и определили некоторую корреляцию человеческого психотипа и аномальных проявлений вблизи подопытного. Как тебе последний сталкер кстати?

- Да так… Никак. Мутный какой-то.

- Вот что мы получили, используя в эксперименте его психическую активность. - Рамос кивнула на бокс с тушканами.

- А вот это мы получили утром. - она открыла дверцу сейфа, где на медицинском поддоне переливались две прекрасного качества “вспышки”.

- А это вы с кого получили? - удивилась Потемкина.

- Да новичок какой-то. Пришел мир спасать. Говорил, что хочет дойти до Монолита и загадать желание, чтобы был мир во всем мире. Мы его отговаривали, но он и слушать не стал.

- А если с ветераном попробовать?

- Да пробовали пробовать… - Рамос устало махнула рукой. - Вон Ра вчера заходил.

- И что?

- Ну он вместо ответов на тест зачитал лютый фристайл, нацарапал в объективе микроскопа матерное слово, спер канистру с техническим спиртом и через окно сбежал. Да и все равно мы бы установку включать не стали. От греха… В общем сама знаешь как с ветеранами бывает...

Потемкина на секунду задумалась.

- А если какой-нибудь псих или отморозок придет?

- Для этого мы и проводим предварительные тесты. С подобным психотипом эксперимент мы будем ставить вне лаборатории. Со всеми необходимыми мерами предосторожности. Жаль установка крайне энергозатратна. А количество элементов питания сильно ограничено… Но это не важно. Забирай данные экспериментов. Ты повезешь их в центр.

- Подожди, а психотропные препараты зачем?
- Блин, ну просто по приколу. Скучно же!

 

 

***

 


    Остатки входной двери, висящие на искореженных петлях жалобно скрипнули, и долговцы подняли было оружие, но с улицы, аккуратно отодвинув торчащие щепки, вошел бармен.

- Салют парни! - Фокус шагнул внутрь и заморгал, привыкая к полумраку базы, после яркого дневного света. - Сквозняк не мучает?

- И тебе не хворать, бармен. А то сам не видишь!

- Что у вас тут? Жарко было?

- Химера залезла. Прямо с крыши спрыгнула. Но никого не порвала, чудом спаслись.

- Повезло. Мне бы с Жозом перетереть.

- С Жозом? Ну наверное можно… Пойдем, мы тебя проводим.
Вместе с бойцами бармен прошел во внутренние помещения базы. Повсюду виднелись следы разгрома, отмечавшие путь свирепой твари. Укрепления были разворочены, дверные косяки выломаны, на стенах остались глубокие царапины от когтей. Наконец они дошли до того места, где у должан находилась камера для допросов.

- Святые угодники! - Фокус не смог сдержать удивления при виде открывшейся ему картины. - Дева Мария, отец Иосиф! Да что тут произошло?

Несомненно комната допросов пострадала больше всего.Свисавшая на одном шнуре мигающая лампа дневного света освещала жуткую картину. Вся мебель, которая здесь была, превратилась в щепки, так что даже нельзя было разобрать, что за предметы это были первоначально. Все стены, пол и отчасти даже потолок были забрызганы кровью. Крови было - как на бойне. И в нескольких местах валялись окровавленные куски монолитовского комбинезона и стоял одинокий ботинок с откушенной пяткой.

- У нас был пленный монолитовец. - ответил Жоз, который стоял здесь же с не менее озадаченным видом. - Похоже она пришла именно за ним.

- И на кой вам монолитовец? - поинтересовался Фокус, брезгливо осматривая помещение. - Тут ремонта тыщ на сорок. Кстати, могу сделать скидку. У вас есть наша корпоративная карта?

- Да ну тебя с твоими шутками! - отмахнулся Жоз. - У нас был один из “первых”… Почти раскололи.
- Да гонишь! - не поверил Фокус.

- Зуб даю. Эх, такая рыбка сорвалась!

- И где тело? Ну или хотя бы его фрагменты?

- Нету. Такое ощущение, что она его просто в клочья разодрала…

- Ну кое что осталось, командир. - Весна потряс пачкой окровавленных листов. - Есть несколько зацепок по нашей теме.

- По какой теме? - переспросил Фокус.

- По “нашей”! -  с ударением ответил Жоз.

- И не поделишься информацией со старым другом?

- Ты же понимаешь, такая информация дорого стоит. Как минимум  - денег!
Оба хищно улыбнулись друг другу.
- А тебя вообще каким ветром занесло? - поинтересовался Жоз.

- А что, я не могу просто прогуляться и проведать мою любимую группировку?

- Ну ладно, выкладывай зачем пришел.

- Ладно. Дело есть к тебе. Я слышал - вы давно арену хотели провести?

- Было такое. Продолжай.

- Ну вот! Проведем арену, я спонсоров подтяну, вам базу отремонтируем, внимание привлечем к вашим идеям, ну да и я в накладе не останусь! Идет?

- Хм… Ну пойдем обсудим. В мой кабинет.

- Хорошо. Только я отойду на минутку. У меня важный телефонный разговор. Ты же знаешь, бизнес не терпит отлагательств.

Бармен отошел в укромный уголок, достал свою модную мобилу и набрал номер.

- Алё? Да. Я обо всем договорился. Время попозже скажу. Поаккуратнее с аппаратурой, разобьешь что-нибудь - сам будешь платить! Понял? Хорошо. Ждите сигнала.