наверх

Наш литературный партнер

 

- Ну хоть с патронами теперь все нормально. - подумал офицер особого отдела Долга Седой, закрыв папку с отчетами и пододвинув к себе расшифровку папки с секретными документами. В свете последних событий он с осторожностью относился к любым свежим новостям. Особенно к секретным, ожидая от них если не подвоха, то как минимум новой головной боли. Трудно представить себе секретные сведения, приносящие радость. Скорее позитивные эмоции можно получить лишь от факта успешной их добычи. Содержимое же зачастую перекрывает этот первичный и увы кратковременный эффект. Перелистнув первую страницу расшифровки Седой нахмурился. - Однако, где же остальное?

 В соседнем кабинете неожиданно затрезвонил телефон.

- Ничего, сами подойдут. - с раздражением подумал Седой. Он еще раз пробежал первую страницу расшифровки и нахмурился еще сильнее. C первых же строк ему почудилось что-то зловещее, и он жадно пробегал глазами строчку за строчкой, выиискивая подтверждения своему обострившемуся чувству опастности. Он снова перелистнул страницу.

- Э! Да тут край оборван! Что за дела?

Лист документов явно был неполон. Совсем недавно от него оторвали солидный кусок вместе с текстом. Телефон в соседнем помещении по прежнему звонил. На фоне общей тишины и спокойствия на базе Долга звук начинал раздражать. Старый примитивный дребезжащий звонок, напоминающий о затхлых кабинетах с дермантиновыми креслами и длинных очередях в коридорах с выцветшими стенами.

- Да когда они уже трубку возьмут!? - возмутился Седой. - Ну сколько можно?

Он с раздражением пошарил на столе в поисках выпавших листов, но ничего больше не было. Хм… Ведь только же расшифровали эту с таким трудом добытую папку! Ну как так можно обращаться с секретной докумментацией!? Где наш представитель в конце концов?
Телефон все звонил. Седой отодвинул папку и решительно направился к выходу. Но в самых дверях он столкнулся с торопящимся ему навстречу Весной.

- Блин, да какого ж вы трубку не берете??

- Какую трубку? - не понял Весна. - Ты о чем?

- Ты что не слышишь, телефон звонит?

- Какой телефон? У нас на базе нет телефона. Да и откуда? Мы же в Зоне. Оба повернули головы в сторону, откуда еще раздавался прерывистый дребезжащий перезвон. Но в этот момент сигнал видимо оборвался и на базе Долга повисла напряженная тишина.




 

                                           ***




 

- Мне кажется или тут снова чем-то воняет? - доктор Потемкина в задумчивости сморщила нос.

- Воняет, воняет! - радостно подтвердил Всеволод Денисович. - Даже повязка не помогает. Но чему удивляться? Посмотрите сколько понатащили сталкеры этого… ммм… биологического материала! Одной крови сколько! И ведь все от зомби. А у зомби с гигиеной сами знаете как…

- Фильтры не справляются… - посетовала Потемкина.

- Для гемотранфузии?

- Да нет, воздушные!

- А… Ну потерпите, доктор. Все это ради науки.

- И не говорите, Всеволод Денисович. - махнула рукой Потемкина. - Только ради этого и стараемся. Так что там у нас с систематикой? Удалось классифицировать образцы?

- Ну да, не все конечно, но слава богу у нас была обширная картотека, еще с комментариями профессора Большова. Представляете! Не зря мы проводили анкетирование среди вольно-наемного состава! Теперь вот некоторые образцы так сказать удалось идентифицировать. И они принадлежат нашим… ммм… бывшим наемным сотрудникам. Теперь мы можем сопоставить некоторые расхождения в образцах крови, с тем, чем их донор занимался еще при жизни.

- Да? Мы и такие опросы проводили? - удивилась Потемкина.

- Было дело. - отозвался Всеволод Денисович. - Вот этот у нас например был спортсмен!

Он поднял пробирку с мутноватой кровью и посмотрел ее на свет.

- Соответствует “безбашенному зомби”. А в анкете что указано? Ну правильно, “второе место на стометровке за Северную Корею на последней олимпиаде. Да, как только люди в Зону не попадают… Так, а тут у нас что?

Он взял другую колбу и сверился с анкетой.

- Механик, слесарь шестого разряда, с припиской от Большова: “Золотые руки из жопы”...

- Это как?? - удивилась Потемкина.

- Не знаю, тут почерк не разборчивый…  Соответствие: “Фиброзный зомби”...

- Допустим, и что нам в итоге это дает? - спросила Потемкина. - Толку то от этих анкет? Неизвестное вещество в крови по прежнему не удается выделить в чистом виде, мы топчемся на месте. Не хватает мощностей и людей, чтобы произвести наконец прорыв в этом исследовании.

- Ну кое-какие мысли у меня были на этот счет. - Всеволод Денисович собрал пробирки в пластиковую стойку и хотел переставить их на стол к другим образцам, но тут он задел локтем столешницу, пробирки выскользнули из рук и с глухими хлопками полопались об кафельный пол, изрядно его изгадив.

Всеволод Денисович почесал в затылке.

- Ну ничего! - сказал он наконец бодрым голосом. - Я думаю, без образцов мы не останемся. Крови будет у нас еще много! Надеюсь, будет море крови!

- Руки у вас золотые… - заметила Потемкина. - Оборвать бы их…





 

                                           ***




 

- Так ты точно не киборг, мужик? - сталкеры снова с усмешкой переглянулись и покосились на ходока, с закрепленной на голове миниатюрной камерой. Тот в ответ молча смерил их хмурым взглядом.
  В деревне новичков этой ночью было на удивление мало народу. Многие еще были на большой земле, после удачных ходок, а кто-то наоборот шерстил Зону в поисках удачи. У костра было лишь несколько сталкеров, застрявшие тут в ожидании рассвета.

- Так на фига тебе эта камера? - упорствовали сталкеры. - Ты типа репортер?

- Да отстаньте вы от него! - к костру подошел сталкер Линь, старший в деревне. - Что пристали к человеку? Амнезия у него, ясно? У многих в Зоне такое бывает, каждый справляется как может. Я вон сталкера знаю, который себя бумажками облепливает с записями того, что с ним было. А камера - еще лучше. Можно взять и пересмотреть, что с тобой случилось. Правильно я говорю, Поэт?

Сталкер Поэт, а это был никто иной как он, немного помолчал, размышляя, как ответить.

- Я действительно забыл что-то важное. - сказал он наконец. - Я понимаю, что готовился к какой-то очень важной операции, у меня были и средства и связи, и помощники. Знаю, что это был поход в Припять. Но чем все закончилось - без понятия.

- Слышал я, - подтвердил Линь, - Что недавно один сталкер в Припяти вскрыл то ли какое-то хранилище, то ли какую-то гробницу… И с тех пор дела у всех в Зоне пошли наперекосяк. Не ты ли был?

- Не исключено… - грустно кивнул Поэт. - Только вот говорю же, не помню ничего. Вот и хожу с камерой, встречаюсь с людьми, хожу по тем местам, где я мог быть до потери памяти, снимаю все. Потом пересматриваю - вдруг что на ум придет? И так без конца…

- Помогает? - спросил один из сталкеров, сидевших у костра.

- Пока нет.

В воздухе повисло сочувственное молчание.

- А я вот знаете во что верю? - сказал вдруг Линь. - В Зоне ничего просто так не бывает. Обычно ведь как оно, уходят новички в зону, кто в лес, кто по дрова, да только их и видели. Сгинуть-то немудрено. Или вот какой-нибудь опытный сталкер в баре хватит лишнего и давай барагозить. А потом на улице ловит маслину от кого-нибудь такого же горячего на голову, и поминай как звали. Зона пустым людям быстро окорот дает. А ты вот, такое дело провернул! В Припять ходил, по каким-то там древним могильникам ползал - и вернулся! Живой! Это не случайность, понимаешь? Это знак тебе!

- Что ж за знак то, если я ничего не помню? - нахмурился Поэт.

- Ну и это тоже не спроста. - кивнул Линь. - Зона память у тебя забрала. Живым выпустила. Это значит она тебе второй шанс дает. Чтобы ты мог начать все заново и исправить свои ошибки. Кто знает, может это только тебе и под силу…

Линь помолчал, задумчиво кивая каким-то своим мыслям.

- Да. Бывают ведь в Зоне такие места, где не пройти. Про которые и не знает никто. А потом бац! Вон, про Меченого все слыхали! Просто Зона ждет кого-то одного, кого-то конкретного. Только ему одному на роду и написано там пройти, куда другим дорога заказана…

- Знать бы еще - куда идти. - проворчал Поэт.

- Если б я заранее знал, где нальют, а где навешают, я б тоже тут не сидел! - засмеялся Линь. - Ну да ладно, давайте укладываться что ли. Утро вечера мудренее.