наверх

Наш литературный партнер

 

     Внеочередное совещание в бункере ученых было в самом разгаре, несмотря на поздний час. В округее было тихо, даже ветер к вечеру унялся, только над входом чуть слышно потрескивало табло “Кварцевание”.
- Ну что же, коллеги. - профессор Большов обвел взглядом собрание. - Давайте подытожим.
Он глубоко вздохнул и перевернул последнюю страницу отчетов. - Итак. По результатам всех полученных данных, и на основе анализа деятельности группировок, с которыми нам так или иначе удалось посотрудничать, а так же, учитывая графики напряженности темпорального поля за последние три месяца,мы можем сделать первый предварительный вывод, и этот вывод можно сформулировать примерно так: мы в жопе!

 Ученый совет в лице еще троих старших сотрудников бункера ученых многозначительно переглянулся.
- То есть в петле. - поправился Большов. - В глобальной петле. Информация, полученная нами  различными путями из документов пропавших экспедиций и групп, попавших в локальные временные мешки, позволяет нам судить о характере петли, об ее общих и частных параметрах.

 Коллеги слушали внимательно и даже с вполне явной озабоченностью. Не каждый день из их кучи мелких неприятных новостей складываешь один большой пазл со словом “жопа”. Снаружи было тихо ка в гробу. Караул тоже был весь внимание. Впрочем ученые уже не сильно переживали за утечку информации, скоро все заинтересованные лица и так будут в курсе.

- Нам удалось косвенными методами установить приблизительную датировку зацикливания с точностью до месяца. Где-то в середине мая происходит темпоральный сдвиг, и время возвращается на исходную точку петли, образовывая полный цикл. И все в этом мире возвращается на год назад, включая нас с вами. При этом, хоть все и возвращается к исходным позициям, событийное наполнение каждой петли разнится. Это подтверждается уже хотя бы случаями нахождения сталкерами собственных могил. Это происходит, когда в одной версии петли он мертв, а в другой - еще жив в одно и то же время.

- Как же получается, что сталкер находит свою могилу? - поинтересовалась доктор Потемкина. - Разве это не два разных человека в двух разных петлях?

- Сразу видно, что квантовая физика - ваш конек. - заметил Большов. - Я постараюсь объяснить попроще.Хотя тут дело даже не в физике, а в математике.  Фактически мы имеем дело с классической замкнутой времениподобной кривой на Лоуренцовом многообразии.  Очевидно, что в результате квантовых флуктуаций существуют различные варианты решения кривой, отчего наблюдатель может видеть косвенные признаки петли в виде двух взаимоисключающих событий, как то - постоять на собственной могиле…

- Сталкер Шредингера? - спросила Елена Анатольевна.

- Вроде того. - мрачно кивнул Большов. - Мы все теперь с вами частные случаи кота Шредингера. Мы все одновременно существуем и НЕсуществуем в нескольких равноневозможных невероятностях. Однако это еще не все… Результаты наших данных приводят к куда более частным мрачным выводам...

В этот момент на столе неразборчиво заговорила рация.  Профессор поморщился и постучал в дверь, вызывая караул. В бункер вошел здоровенный офицер ООН.

- Что-то случилось, профессор. - поинтересовался он.

- У нас группа возвращается. Идут со стороны Военных Складов. Просят их встретить. Организуете?

- О чем речь! Конечно, сейчас вышлем лучших бойцов. У меня только один вопрос, профессор. - офицер смущенно потупился.

- Да-да?

- Я на физфаке до 4-го курса доучился, пока меня в армию не забрали… Так вот. Я не то, чтобы подслушивал ваш разговор, но… вы упомянули про времениподобные замкнуты линии.  Но разве теория квантовой гравитации не наложила запрет на существование замкнутых времениподобных линий?
- С чего бы вдруг? - Большов скептически поднял левую бровь. - Их существование возможно было еще в эпоху ОТО.
- Да, на как же гипотеза защищенности хронологии Хокинга?
- Молодой человек! - усмехнулся Большов. - Если бы вы не бросили институт, то вы бы знали, что  существовала и другая гипотеза, согласно которой любая замкнутая времениподобная кривая в заданном пространстве-времени должна проходить через горизонт событий. В таком случае, для наблюдателя, находящегося вне горизонта событий, нарушения принципа причинности не происходит. Что мы с вами и наблюдаем. Точнее - “не наблюдаем”.  Нет разных петель, петля одна, мы все находимся в ней, но не попадаем за горизонт событий в момент темпорального сдвига. И потому не замечаем, что наше время зациклилось.

- Понятно, профессор… - ооновец задумчиво покивал. - Но о каких же мрачных выводах вы говорили, не поделитесь?

- Ну что ж, - подумав секунду, и перглянувшись с коллегами ответил Большов, - Могу и поделиться. Как физик - физику. Строго между нами! Выводы у нас такие: мы в ПОЛНОЙ жопе!
 





 

 Как только офицер вошел в бункер, из под кучи мусора под окном осторожно выбрался тощий молодой парень в черной кожанке и синих трениках. Пригнувшись, он быстро перебежал через дорогу, нырнул в кусты и бодро затрусил в сторону Черного Рынка. Тучи немного разошлись, выпустив на небо луну, и она уютно подсвечивала тропу. Бандит ускорил шаг, согрелся и повеселел, находу припоминая все, что ему удалось подслушать. 
- Мля, хорошо, шо я тупой! - думал он, подходя к бандитской базе. - А то этих яйцеголовых можно так наслушаться, что мозги набекрень съедут!

Так, безо всяких приключений, он добрался до ЧР и постучал в дверь условным стуком.

- Тю! Уже вернулся? - боец, стоявший на шухере, посторонился, пропуская его внутрь. - Шо так долго?

- Да я то че? Они там полночи заседают!

- Ладно, давай, заваливай. Братва ждет давно.

Не откладывая, парень поспешил в кабинет к начальству.

- Ну наконец-то! - поприветствовал его Либерман. - Садись, вещай. Че там у научников интересного? Все запомнил?

- Ну… Эта… - молодой бандит неуверенно поскреб в затылке. - Эти ботаны такими  словами разговаривают, шо все сразу и не запомнишь…

- Так ты б записывал!

- Да я эта… Писать не умею…

- Понятно… - вздохнул Либерман. Он повернулся к сидевшему рядом. - Слышь, Гвоздь! Ты кого на дело послал? Ты ж сказал парень толковый!

- Так он такой и есть! - начал оправдываться Гвоздь. - Он сказал, что школу закончил!

- Спортивную. - смущенно пояснил новичок. - Первый разряд по самбо.

- Слышь, спортсмен! Ну суть то запомнил?

- Да! - радостно закивал молодой. - Запомнил!

- Ну и че?

- Короче мы все в этой… квартальной термальной петле!

- Чиво?? - Либерман чуть не поперхнулся. -  Где?
Но молодой, поняв, что ляпнул не то, испуганно заморгал, не в силах выдавить из себя не звука.

- Так! - Либерман хлопнул ладонью по столу. - Я щас тебе термальный криптоанализатор в одно место засуну, если быстро не скажешь, что там яйцеголовые мутят!

Новичок конечно не понял, чем ему угрожают, но от этого перетрухал еще сильнее, так, что его наконец прорвало:

- Да правда петля! Про петлю говорили! Во времени! Мля буду! Мы все  - типа в петле! Как в ловушке. Время, оно… Его типа замкнуло! И все повторяется теперь, каждый год. А никто типа и не чухает, что его на год назад кидает, и все по новой…
- Ладно, утихни! - жестом остановил его Либерман. - Ясно все. Иди, гуляй. Вали отсюда! Буквы выучи, двоешник, мать твою! Разрядник хренов!! Гвоздь, дай ему букварь! Или хотя бы газету. Будешь у меня завтра сочинение писать "как я провел лето в Зоне"!

Подгоняемый бранью пристыженный разведчик спешно покинул помещение.

- Ну и что мы имеем в сумме? - невесело спросил Тихий. - То, что парень рассказал, мы и так уже примерно знали. Я так понял, бабло теперь копить - смысла нету. В конце года все обнулится. Я тут "игл" насобирал на продажу... Вот и как жить теперь?
Собрание невесело завздыхало на разные лады.

- Думается мне, выход есть. - подал вдруг голос Аспирин. - Тут надо мыслить стратегически.
- Это как? - спросил Либерман. - Вся твоя стратегия, обнулится вместе с бабками…

- Да! - кивнул Аспирин. - Поэтому нам нужна новая стратегия, выходящая за рамки всей этой петли.

- Поясни.

- Ну суть такова: раз уж нам из петли не выбраться пока, и благосостояние свое не сохранить, то надо относиться к этому, как бесконечному аттракциону. Веселиться по полной, пока можно, а заодно искать способы, как бы этой петлей поуправлять. Чтоб например память там сохранить, и в нужное время потом нужные ставки сделать. И на второй круг в масть пойти.

- И как ты собрался петлей поуправлять, умник?

- Ну так, по Зоне куча приборов валяется заумных, для измерения аномалий временных, куча народу репу чешет, как с этой петлей быть, нам надо только руку на пульсе держать.

- Правильно. - кивнул Либерман, соглашаясь. - А руку на пульсе удобнее всего держать в районе горла.



 


Долго, бесконечно долго он блуждал меж серых стен, затерянный во времени. Слишком долго. Хотя можно ли было думать о таком понятии, как “время”, когда оно само разваливалось на части? Это было невыносимо мучительно для разума, и если бы он был человеком, то давно бы сошел с ума. Впрочем, теперь он понимал, что именно для этого он и был создан. Никто не перенс бы эту катастрофу. Только он мог пережить то, что произошло. И вот один. Вне времени. В "нигде". Рожденный, чтобы подчиняться, он остался без хозяев. Изломанный, изможденный, ни мертвый, ни живой. Весь его мир обратился в прах.
 Лабиринты серых коридоров бесконечно тянулись во тьме. Иногда в ней открывались окна, и тогда он шел на свет. Но это были миражи. Или галлюцинации. Он ловил руками пустоту и беззвучно кричал. Черная пустота клубилась вокруг, иногда принимая образ черной человеческой фигуры. И снова распадалась на части в паутине коридоров. 

Он бы хотел умереть, если бы мог считать жизнью свое существование. 

Он бы желал, чтобы все закончилось, но здесь больше не было ни начала, ни конца. 

Он вспоминал людей. Как они громко кричат, как хрупки их тела. Как вытекает из них кровь и  жизнь. Он завидовал им. Он тоже хотел кричать. Но не мог. Слова и мысли словно разбивались о невидимую преграду где-то внутри.
И вот, наконец, он услышал голоса. Кто-то проник в его мрачную обитель, посторонние, чужаки, не связанные законами этого места. Люди…
Их сила, их слабость, их жизнь - это шанс вырваться из этой тюрьмы, оборвать призрачные цепи и обрести свободу!
У него вновь появилась цель. И он вновь мог делать то, чему его научили. Убивать.





 

 



 

Новичок пулей влетел в дверь, остановился и испуганно закрутил головой, ожидая чего угодно: гневного окрика, внезапной угрозы, может быть даже выстрела. Но ничего подобного не последовало. Никто похоже даже и не заметил его внезапного и поспешного появления. Не такого он ждал, проползя впервые в жизни ползоны, вжимаясь в каждую канаву и шарахаясь от каждого шороха.

  В баре “Янов” тихо играла музыка в стиле “реги”, несколько посетителей сидели за разными столами по одиночке. За барной стойкой никого не было.

  Сталкер растерялся. Он бы так и топтался на месте, если бы один из присутствующих, бородатый свободовец с шалыми глазами, не поманил его за свой столик.

- Ты к барыге? Он скоро подойдет. - дружелюбно подмигнул свободяй. - Присаживайся! Много хабара насобирал?

- А? - переспросил новичок, не поняв вопроса.

- Да ты недавно в Зоне что ли? -  Бороде было скучно, его недавно выгнали с караула с формулировкой “невдупляем”, и он с интересом рассматривал новенького. - На, хлебни пивка!

- Первый раз тут! - кивнул новичок, понемногу успокаиваясь. Атмосфера здешнего бара явно располагала к позитивному общению. Он глядел на пивной бокал в руках, не веря своим глазам. Самое ценное, что он получил в “100 рентген” - так это здоровенного пинка пониже спины. - А у вас тут всегда так?

- Как?

- Ну, спокойно.

- Новичкам везет. - уклончиво ответил Борода и снова ему подмигнул. - Так ты что же, совсем один сюда дошел?

- Ага!

- Ну молоток! Далеко забрался. Тут  целые отряды пропадают без следа, а ты вон один дошел - и ни царапинки!

- Пропадают? - переспросил новичок съежившись.

- Да только так! - махнул Борода. - Вон в по-за-том месяце, помню, целая группа спецов с каким-то ценным прибором как в воду канула, всей Зоной искали и не нашли! Да… А где бабахалка твоя?

- Что?

- Ну пукло. Шмаляло. Волына твоя где? Ты ж не с голыми руками по Зоне ходишь?

- Да я… это… ПМ был у меня. На Долге отобрали…

- Так ты еще и безоружный сюда дотопал?? - восхитился Борода. - Совсем молодец! Свезло так свезло! Слушай, а не хочешь в Свободу вступить? Нам такие люди нужны! Зона, брат, это место такое.Тут с оружием то не все доходят! Вот как раз когда тех спецов искали, пошли мы с отрядом ихнее оборудование собирать. Так нарвались в припяти на Долг, половину наших там перестреляли. Вернулись ни с чем…

- А что за оборудование было? - переспросил вдруг новичок. - Не пси-шлем какой-то случаем?

- Точно!  Шлем был. На пси похожий. А ты откуда знаешь?

- Да я вот только что такую же историю в “100 рентген” слушал! Только долгари рассказывали. И тоже, говорят, у самой базы Монолита искали этот пси-шлем, напоролись на Свободу. Ушли с потерями, ничего не собрали…
- Да ну? - удивился Борода. - Знатная история! Ну спасибо, развлек ты меня. Ладно, отдыхай, а мне на службу пора. Если надумаешь в Свободу все-таки податься - спроси Бороду. Я за тебя словечко вставлю! Ну бывай!

И Борода заспешил на базу. Дело было безотлагательной срочности. Он кажется вспомнил, куда припрятал косячок на угловом посту. Вот-вот должна была быть пересменка, и заначка не должна была на халяву достаться смене. Они бы унюхали ее сквозь два ряда мешков с песком. Так что нужно было поторапливаться.

- А шлем то тот видать так там и лежит неподобранный… - размышлял на ходу Борода. -  Может сказать командиру про это? Ну да! Конечно надо сказать. По-любому! Завтра. Если не забуду...