наверх

Наш литературный партнер

     Рик Рейк лежал в высокой траве под сенью кустов, цепко сжимая оружие и неотрывно глядя на дорогу. Погода была дрянь. Холодно, сыро, темно. К тому же под кустами вероятнее всего было еще и не очень чисто, а Рик успел выстирать и выгладить свою форму, когда слетал на вертолете на большую землю. Но вечерние сумерки милосердно скрывали этот факт. От долгого напряжения глаза болели, и постоянно хотелось крепко зажмуриться и потереть их кулаком. Но такого Рейк себе позволить не мог. Закостеневшими пальцами он сжимал винтовку, боясь даже на секунду выпустить ее из рук. Слишком много всего произошло в последнее время, чтобы расставаться с оружием.

   Глобальная временная петля, безраздельно царившая над Зоной, спутала все карты, понятия и привычные ориентиры. Смешало пространство и время, поменяло местами верх и низ, будущее и настоящее, добро и зло.  Само искривление временной ткани казалось было можно ощутить уже чисто физически, словно бы ты находился внутри гигантской спиральной воронке, стремительно затягивающей события и людей, влекущей их на самое дно.

   Впрочем это ощущение не покидала Рейка и на большой земле в последние лет десять. Но сейчас конечно особенно. Наверное поэтому он и вернулся. Вернулся сюда, где хоть что-то можно было изменить. Слишком уж часто судьбы людей и судьбы всего мира зависели от него, и чувство непричастности, граничащее с чувством беспомощности, было для него непереносимо. Слишком многое стояло в этот раз на кону. Ответственность непосильной ношей давила на каждого, кто хоть что-то мог и хоть что-то знал. И все же бездействие было гораздо хуже. Потому что таково было воспитание Зоны: положиться на судьбу, вручить свое будущее и свою жизнь кому-то еще - все равно что сдаться. А если ты сдался - считай, что ты уже мертв.

  Виртуальные часы этого мира, сбившись с хода, отбивали обратный отсчет всему живому и неживому, словно распивавшие чай у мартовского зайца разгневали время, и получили в наказание вечность накануне дедлайна. Забавно, но даже на краю гибели люди не могут договориться. Такова человеческая природа. И в Зоне это особенно ясно. Впрочем Рейк был спокоен. Хотя отдаленное будущее было туманно и мрачно, но зато с самым ближайшим все было в порядке. Он видел его словно виртуальный гриф из Гитар Хиро. События надвигались стремительно и с разных направлений, но он все их видел. Надо только успевать вовремя нажимать на нужные кнопки. Правильная последовательность ходов и крепкие нервы - вот рецепт победы в любые времена.

    Чтобы там не говорили, но Зона на самом деле любит людей. Мучает, выжимает из них соки, убивает. Но все равно любит. Заботливо подкидывает им новые игрушки и головоломки, расставляет всюду ловушки и призы, поощряет победителей, небрежно смахивает с игрового стола проигравших. И все только ради того, чтобы начать новый раунд. Ставки высоки, правила постоянно меняются и усложняются. Вот и сейчас, на пике развития событий, когда весь мир снова катится в тартарары, Зона не оставляет своих любимцев без сюрпризов. И в самом деле, в этом рассыпающемся времени, в вывернутом наизнанку мире, в гуще стремительных событий не хватало только эпидемии кровожадных каннибалов. Старые добрые правила Мерфи в действии.  Если ситуация может ухудшиться, то она ухудшится. Если неприятность может случиться, она непременно случится. Если может случиться несколько неприятностей, то они произойдут в самой неблагоприятной последовательности. Если в этом месте и времени есть возможность для появления вируса, заставляющего людей думать только о том, как бы впиться зубами вам в шею, то они тут как тут. И скорее всего уже у вас за спиной.

  Рейк нервно повертел головой, повел плечами и поудобнее перехватил винтовку. Нет, показалось. За спиной никого не было. Только слева в кустах, метрах в пяти, кто-то громко и жадно чавкал. Рейк поморщился, нехотя оторвал одну руку от цевья и нажал кнопку на гарнитуре:

- Боб, прекрати! Я отсюда слышу, как ты жуешь!

- Прости, Рик! - донеслось из кустов. - Проголодался…

На какое-то время над дорогой воцарилась тишина, нарушаемая сдавленным хрумканьем.

- Внимание, контакт! - сигнал от дозорного бритвой полоснул тишину в эфире.  В темноте по эту сторону дороги едва слышно щелкнули с десяток переводчиков автоматического огня и снова повисла гробовая тишина. Настолько плотная, что воздух, казалось, звенел сам по себе. На дороге показались безмолвные тени. Одна… Две… Еще две и еще, плотно, так что уже было не понять, сколько их. Слишком тихо. Слишком безмолвно. Слишком - для того, чтобы это были люди.  Рейк нежным движением поворачивал ствол, держа на прицеле самую плотную тень, и слегка прижал спусковой крючок  - на миллиметр до спуска. И в ту же секунду в наушнике скомандовали:

- Огонь!

Тьма озарилась вспышками очередей, тишина обвалилась оглушительным грохотом. Казалось, стреляет каждая кочка по эту сторону дороги. Пулемет работал из-за спины, с холма. Трассирующие пули летели над головой Рейка и он бы оглох, если бы не стрелял сам. Дорога превратилась в световое шоу, на котором свет и тень метались в дикой пляске. Но через несколько секунд все стихло. Движение на дороге замерло. Внезапно кусты слева с треском раздались, и массивная фигура тяжелым бегом устремилась к дороге.

- Боб! Назад! - послышался в наушниках голос Вессона. - Это же не зомби, их не надо добивать.

- Да я не добивать! - крикнул Боб на бегу.

- Боб, стой! - крикнул Рейк. - Сказали же: не зомби. Жрать бесполезно!

Боб остановился и секунду потоптался на месте в раздумье. Потом тряхнул головой и все равно пошел вперед.

- Ну вдруг поможет.

- Да блин! Тебе же зомбарь нормальный нужен, а не эти зараженные! Да и Выброс не скоро.

- Да я все равно жрать хочу. - отмахнулся Боб, уже с дороги. Он достал большой нож и склонился над темными пятнами, лежащими на земле.

- Он когда-нибудь отучится есть всякую дрянь? - поинтересовался Рейк у подошедшего Вессона. Тот изучающе посмотрел вслед Бобу, секунду подумал и отрицательно помотал головой.

- Ну тянет человека к науке, ничего тут не поделаешь… А как ты узнал, что они здесь пойдут?

- Потому что мы должны были здесь идти. - ответил Рейк задумчиво.

- Тебе не кажется, что ситуация вышла из-под контроля?

- Ничего. - Рейк покачал головой. - Скоро все закончится. Теперь уже скоро…

 

 

 

                                                                                ***

 

 





 

      Новичок торчал посреди бара 100 Рентген словно идолище поганое. Не вписываясь ни в окружение, ни во время, он стоял столбом в самом центре зала между столами, лупая вокруг глазами и хватая воздух раскрытым ртом. Фокус локтем пихнул Хромого и, указав ему кивком на новичка, сказал:

- Ставлю пятеру против того, что у тебя осталось в твоем грязном, немытом стакане, на то, что парень первый раз в Зоне.

- Да ты гонишь? - Хромой посмотрел сначала на свой стакан, потом на него. - Кто щас в Зону-то по своей воле полезет? Хотя видон у него… Ну чистое пугало! Я б его к себе забрал, в огороде бы поставил. Картошку чтоб не копали.

- Внатуре базаришь! - засмеялся Фокус. - Он бы там так же торчал бы!

- Да мне кажется, если б он там так торчал, то мне бы даже урожай за прошлый год вернули! - заметил Хромой.

- Ты зацени его вещмешок! Как-будто и правда бульбой набит!

- Может он типа ее сюда притащил выращивать в особых аномальных условиях!

- Ага, как Плюс яблоки! Знаешь анекдот кстати?

- Ну давай, труби!

- Ну двое новичков короче решили в Зону в первый раз пойти. Ну и типа чтобы через кордон не ломиться через мины, колючку и военных, зафрахтовали самолет и сиганули с парашютами над самой ЧАЭС. Ну и короче выпрыгнули, летят пока без парашютов. Высоко, вид красивый, все дела. Ну летят значит. Вниз. А один все время яблоки жует. И говорит второму:

- “Вань, хочешь яблоко?”

Тот: “давай! А откуда ты их берешь?”

А второй так беззаботно отвечает:
- “А из рюкзака! “

- Ахаха!

Так они потешались, пока дверь в бар внезапно не открылась и на пороге не появился квад Долга в полном боевом снаряжении. Они сурово осмотрели притихший бар, переводя взгляды с одного лица на другое, наконец они все остановились на том самом новичке, по прежнему не находящему себе места.

- А! Вот ты где! Ну сколько можно, мы тебя обыскались! Ты готов?

Новичок кивнул, позабыв закрыть рот.

- Все взял? Приборы и инструмент с собой?

Тот снова утвердительно кивнул и подбросил на плече свой увесистый вещмешок.

- Ну так пошли! Тут судьбы Зоны решаются, а он в баре залип. Все, выдвигаемся!

Квад, схватив своего подопечного едва ли не под мышки, выкатился из бара. Только старший квада, будто что-то вдруг вспомнив, подошел к стойке и строго посмотрел на Фокуса.

- К нашему агенту никто не приставал?

- Э… нет.

- Хорошо. Ничего странного не заметил?

- Да нет, все норм было.

- Ладно… Наши договоренности в силе?

Фокус стал было перебирать в уме все договоренности, какие он заключал в последнее время с кем бы то ни было, но под строгим вопрошающим взглядом долговца решил не тянуть с ответом, а  просто важно кивнуть. Это сработало.  Боец так же важно кивнул в ответ и поспешил за своими соратниками. Притихший на какое-то время бар снова привычно загудел на разные голоса.

- Вот так вот, Фокус. - заметил Хромой. - Пока мы тут с тобой торчим, где-то судьбы мира решаются.

- Да уж… - невесело отозвался Фокус.

- Ну? - нетерпеливо спросил Хромой. - Читать то будешь?

Фокус опустил глаза и только сейчас увидел на стойке белый конверт, оставленный командиром квада.

“Для Бармена 100 Рентген. Конфиденциально.” - гласила надпись на конверте. Бармен вскрыл конверт. Буквально с первых же строк озабоченность отпечаталась на его лице.

- Ну? Че там? - спросил Хромой, от нетерпения пританцовывая на месте. - Нормас? Энергии накопили? Хватит, чтоб петлю разорвать?

- Не хватит тебе даже мобилу зарядить! - грубо отозвался Фокус. - Но здесь не об этом.

- А о чем? Ну давай, говори уже? Не тяни время! Время - деньги!

- Время? Нет, время - это уже не деньги… Время - это то, чего у нас почти не осталось.