наверх

Наш литературный партнер

3 октября 2018. Основная часть ЧЗО. База военного контингента.

 

С момента исчезновения значительной части сталкеров в аномалии, Зона заметно опустела. Способствовал этому и карантин, установленный военными силами по всему периметру ЧЗО. Сюда теперь не попасть и не выбраться обратно на большую землю. Исключением и не стала оперативная часть военного контингента, подкрепление было отложено из-за отсутствия информации о судьбе пропавших в аномалии, большие риски все дела, и на данный момент силы военных представляли из себя несколько зелёных новобранцев под командованием Монаха и Боба. А вот сама база военного контингента была живее всех живых. Кучки одиночек, лишившихся крова, и новичков, которым не повезло прорваться под самый карантин, заполонили коридоры и комнаты, предназначавшиеся для военных. Здесь, ни где бы то ни было, а на базе военных все они нашли новый дом и новых покровителей. В эту минуту Монах и Боб как раз принимали в общину новую партию сталкеров. Замёрзшие, голодные и напуганные они смотрели на своих благодетелей, давших им кров и пищу в столько сложный час.

- Зачем страдать и умирать, когда можно прийти в наш дом и стать частью новой большой семьи? Зачем голодать? – вопросил представитель военных у сталкеров и ткнул в себя пальцем, - Монах накормит, Монах напоит…надо лишь попросить.

Сталкеры выстроились в очередь к одному из солдат, который начал раздавать им резервные сухпаи. Боб взял под руку Монаха и отвёл в сторону,

- Я понимаю, что ты делаешь, но не слишком ли всё резко? – поинтересовался Боб, - Такими темпами мы через неделю всё раздадим и нас потом самих сожрут.

- Нормально, - отмахнулся Монах, - Через пару дней мы уже Припять возьмём, отожмём мою установку, начнём снова энергию варить и всё окупится моментально.

- А потом то всех их кормить, - усомнился Боб, - Мы тут ещё можем долго проторчать.

- Да они все подохнут там в Припяти! – весело ответил Монах, - Половина разбежится, завидя Монолит, ещё куча поляжет, а уж с остальными без проблем рассчитаемся.

- Вессону это не понравится…

- Да меня генералы в жопу целовать будут, когда я всё проверну! – настоял Монах, - Я базу спас, установку верну, денег и энергии подниму и всё без потерь среди личного состава! Всё за какие-то галеты с паштетом!

- А Вектор?

- А что Вектор? Они тут тоже вечно сидеть не будут, смотри как они активно собираются на деревне новичков! Они скоро пойдут на Припять, а мы за ними хвостиком, – комично жестикулировал монах, - Их на Барьере Свобода примет…сомнут Свободу, но мы пока пройти успеем и своё заберём.

- Ааа…жук, - поддержал Боб, - Очень тёмная движуха. Всё как я люблю! А ты хитёр!

- Бизнес-аномалия!












 

3 октября. База ООН. Лиманск.
 

Либерман, Квас и Моряк сидели в проходе к лаборатории учёных в ожидании результатов анализов.

- Да фигня это всё, - сказал Квас, - Не слышал я, чтобы с кем-то так было. Мы сами себе придумали проблему, теперь сидим паримся…психоматика!

- Психосоматика, - сквозь зубы ответил Либерман, - Не спроста всё это, каждый из нас чувствует себя не в своей тарелке, и только бандиты, и именно после желания Гольфа!

- Ой да неужели ты веришь в этот Исполнитель…

Кваса перебила Доктор Потёмкина, которая вышла из кабинета,

- Простите за ожидание, сами понимаете у нас тут полный завал, вот Блэк только что умер…

- Блэк?! – опешил Моряк.

По коридору, толкаясь с остальными, прошёл растерянный Велес,

- Никто не видел моего котёнка? Куда пропала кошечка?

Потёмкина подождала пока военный пройдёт и развела руками, глядя на бандитов,

- Вот так и живём, - она заметила напряжённый взгляд Либермана и поспешила перейти к делу, - Ваши анализы показывают удивительную картину. У всех наблюдается одинаковое снижение…

- Без чепухи! –оборвал Либерман, - Просто скажи что с нами.

Доктор Потёмкина призадумалась на пару секунд,

- Как бы в двух словах описать? В общем, у вас пониженная сопротивляемость обширному пси-воздействию. Это значит, где другие переживут выброс, вы вероятнее всего умрёте. Медицинские данные показывают, что каждому из вас необходимо минимум две порции анабиотика на один выброс. Мне очень жаль.

- Загадили желание, - тихо проговорил Либерман и посмотрел на Кваса, - Ну что? Сказки про Исполнитель рассказывают? Мука всё, психоматика?!

В коридоре показалась Че, и доктор Потёмкина снова обратилась к братве,

- О! А вот и Че! У нас там как раз ещё один лежит, тоже что-то про Исполнитель говорит.

Все подошли к дверям одой из смотровых, на кушетке лежал скорченный Чили, тихо захлёбываясь в собственном кашле.

- Ему ещё хуже, - грустно прокомментировала Потёмкина, - У него клетки отмирают, он разлагается заживо. Неделя максимум.

- Чёртов Исполнитель, - обронил Квас, - Все, кто с ним связан, умирают.

- Дошло! – съязвил Либерман.

- А что с Блэком то? – спокойно спросил Моряк.

Потёмкина отвела ребят к другой комнате, возле которой стояла пара сталкеров. Внутри находился профессор Всеволод Денисович, он как раз накрывал Блэка простынёй. На соседней койке лежала Рамос, у неё был жуткий вид, будто она только что выбралась из горящей машины.

- О господи…, - пошатнулся Моряк.

- Радиация, - ответила Потёмкина, - Блэк был ещё хуже.

- Рамос и Блэк попали в радиацию? Ну-ну, - сказал Квас, - Их туда бросил кто-то, как Погребняка хотели!

Потёмкина покрутила головой и подозвала бандитов к себе поближе,

- Нет, тут в другом дело, но только никому!

- Конечно, - сразу согласилась троица.

- Сталкер, один из новичков, вчера ночью обнёс Линя и вынес у него все запасы анабиотиков и схоронил их в здании неподалёку. Его срисовал Блэк и пошёл на сотку. Погребняк поручил Рамос и Блэку вытащить эти анабиотики, они оба были с Лунным светом, всё как надо.

- Так.

- В здании было несколько очагов, - продолжила Потёмкина, - Они рассказали, что сперва всё было хорошо, а потом почувствовали себя резко хуже. Рамос сразу смекнула, что они получили сильную дозу. В пкс за артефактом полезла, а он всё...вон лежит на столе булыжник.

- Всё? – переспросил Моряк.

- Да всё! Умер артефакт! – подтвердила учёная, - Мы уже провели исследования и правда, они начали меняться. Кажется, наше присутствие в Лиманске всё ставит с ног на голову.

- И что это значит? – поинтересовался Либерман.

- Это значит, что теперь артефакты стали одноразовые, Лесник тоже подтвердил, - ответила Потёмкина, - Более того выжимки из артефактов также стали слабее, а, значит, и все инъекции на их основе.

- Надо скорее всех предупредить! – встрепенулся Квас, - Дайте рацию!

- ША! – шикнул Либерман и ткнул бандита в бок, - Меньше знаешь, крепче спишь.

- В натуре, - ответил Моряк, посмотрев на силуэт Блэка под простынёй.

Рамос открыла глаза и тяжело вздохнула,

- Настя…Настя…

Учёные и бандиты склонились над Рамос.

- Передай Максу…я нашла анабиотики…12 штук. Он поделится с тобой…я их спрятала…

Все наклонились ещё сильнее.

Спрятала…

Гдеее? – дрожащим голоском спросил Всеволод Денисович.

- Спря…

- А чёрт! – выпрямился Либерман.

- Умерла…

 

Доктор Потёмкина повернулась к выходу и крикнула от неожиданности. Прямо у всех за спиной неподвижно стоял Велес, на нём не было лица. Он смотрел вглубь комнаты пустыми глазами, как вдруг начал всех расталкивать и ломиться вперёд,

- Вон же она! – Велес ринулся к окну и вытащил котёнка из-за занавески, - Напугали…сволочи…

Велес покрепче прижал вырывающегося котика и вышел обратно в коридор,

- Ну тихо, тихо, моя маленькая…

Братва переглянулась,

- Чего с Чили то будем делать? – спросил Моряк.

- Да насрать на Чили, - ответил Либерман, - Анабиотики искать надо, да валить отсюда как можно скорее, подальше от этого Исполнителя.















 

4 октября 2018. Основная часть ЧЗО. Штурм Барьера силами Vector.
 

Монах оказался прав, Vector не стали долго сидеть на одном месте и устроили полномасштабное наступление на Припять. Как и предполагал хитрый представитель военных, Свобода не стала пропускать их через Барьер. Смелое решение и правильное с их точки зрения, но самоубийственное.

К тому моменту, как армия Монаха и Боба подошла к Янтарю, база Свободы была уже почти взята. Большая часть здания полыхала как рождественская ёлка, не смолкали автоматные очереди и залпы гранатомётов, которые разносили на куски оставшиеся укрепления Барьера.

Военный постучался в окошко бункера учёных.

- Чего надо? – донёсся оттуда голос бывшего учёного доктора Нудельмана.

- Нам бы аптечек. Есть ещё?

- 5000 – штука.

Монах потянулся за котлетой,

- Хорошо ты устроился, даже я так не наглею на казённом то имуществе. Смотри, поймают тебя за руку, будешь знать!

Венный сунул в открывшееся окно пачку денег, через минуту оттуда выставили с десяток аптечек и окошко закрылось

- Пора! – довольно скомандовал Монах, - Сейчас по нам никто стрелять не будет. Пройдём тылами да оврагами и Припять наша!

Всего армия Монаха насчитывала около 60 человек, все они на полусогнутых друг за другом поползли по канаве в сторону бойни. Каждый из них верил, что именно он выживет в грядущей битве с Монолитом, что именно ему суждено разграбить Припять и забрать себе сокровища фанатиков.











 

4 октября 2018, 50 минут спустя. Основная часть ЧЗО. Припять.
 

Армия пыталась вести себя скрытно, быстро перебегая толпами от одного здания к другому. Им казалось, что всё чётко и тактикульно, со стороны же это выглядело совсем иначе, напоминая корову на льду.

- Что-то не так, - Боб одёрнул Монаха, - Мы уже почти у их базы, а контакта нет! Нас заманивают в ловушку!

- Да чего ты ссышь?! – быстро и нервозно ответил вспотевший Монах, - Их почти не осталось, оборону города не держат, забились на базу!

- Что-то не так, чую я, - продолжил настаивать Боб, - Я такое уже видел на ближнем востоке и ни раз! У меня на руках пацаны гибли в городских засадах, пока ты бумажки по штабам развозил.

Монах встал в полный рост и вышел на открытую позицию,

- Вот смотри! Ничего не происходит! Нет тут никого, Припять наша! Сейчас фанатики сидят и думают, сразу установку мою отдавать или сначала поломаться!

Боб подскочил и попытался затащить монаха обратно за угол,

- Да ты под кайфом!

Представитель военных отпихнул товарища и скомандовал недоумевающим молодым сталкерам,

- Чего расселись?! Давайте по одному вон к тому зданию! Это, ребятки, база Монолита!

Через некоторое время вся шайка была у открытой двери на базу. Боб жестикулировал, чтобы начинали заходить внутрь маленькими группками и занимать позиции. Но необученные сталкеры ломанулись одним большим потоком, не слушая команды. Боб схватился за лоб и молча проматерился.

Внутри было необычно тихо, но всё окружение и атмосфера давали понять, что ещё совсем недавно здесь были люди.

- Вы слышите? – спросил один из новичков.

 

- Что?

- Перестрелка на Барьере прекратилась, взяли его.

- Точно, - подметил Боб, глядя на Монаха, - Скоро Vector будет здесь.

Только Монах хотел что-то ответить, как вдалеке на другом конце здания послышалось несколько выстрелов из пистолета.

- Так! Надо действовать, - заволновался Монах, - Двигаемся дальше, там у них Исполнитель и главный зал, установка должна быть там!

Толпа двинулась по вперёд по коридору, пока не упёрлась в большие двери, из щелей пробивалось синее свечение, а в голове начало всё заплывать лёгким туманом. Монах приоткрыл дверь и осматривал зал, пока не увидел свой мини-завод по производству энергии.

- Она здесь…она здесь…где отмычка!

В этот момент с другого коридора в зал ввалился капеллан Монолита Чёрный. Он держался за живот и еле переставляя ноги подошёл к Исполнителю, рухнув на колени. Вслед за ним вошёл человек в форме Vector, а потом ещё несколько бойцов.

Капеллан через силу с надрывом начал молитву, но незнакомец поспешил остановить его. Он подошёл и положил руку на голову Чёрного,

- Всё во что ты веришь – бред.

Чёрный собрался с последними силами, словно раненый зверь он подорвался на ноги и с криком попытался всадить нож во врага.

Солдаты Vector даже не дёрнулись, для них это было привычное зрелище. Главарь без труда отбил удар, схватил Чёрного и с невероятной силой ударил его лицом об Камень, с хрустом расколов череп на куски.

- Готовим Исполнитель! – скомандовал главарь, - Остальное уничтожить!

Один солдат начал спешно разворачивать какие-то провода, а двое других потянулись за гранатами.

Монах наблюдал за всем из-за двери, он видел, как его установку, его богатство, его прелесть, собираются уничтожить. Вот она совсем близко, так

и манит к себе. Лучик уходящего солнца пробился сквозь пыльное окно и упав на установку блеском отразился в маленьких жадных поросячьих глазках.

- Монах не смей, - попытался остановить его Боб.

Но было уже поздно. Монах раскинул двери в разные стороны и понёсся со всех ног к установке, паля из автомата и пистолета во все стороны.

- МАЗА ФАКА!

Во мгновение ока он пробежал весь зал, схватил свою кормилицу и через стекло бросился на улицу. Боб открыл огонь по солдатам, сразу убив двоих, но главарь не растерялся после нескольких попаданий в бронежилет и жёстко ответил длинной очередью в густую толпу, набившуюся в коридоре. Сталкерня и новички сдрефили, сразу побежав на улицу, где встретили обезумевшего от собственной выходки Монаха. Им надо было бежать прочь из Припяти, но основной путь отхода им перекрыли первые подоспевшие со штурма отряды Vector. Здание обратно им было уже не занять, они остались в чистом поле, и единственным шансом был прорыв в сторону одного из соседних строений, а там уж как карта ляжет.

Началась неразбериха и хаотичная пальба, армия Монаха стала нести ежесекундные потери. Кажется, для них всё было кончено, гробы дорожают, маслины сыпятся как из банки.

- БОБ! БОБ! – кричал прижатый огнём Монах, - Что нам делать?! Нас сейчас всех перебьют!

- Ничего страшного! Вон с запада подходит целый взвод солдат!

- НАШИ?! – воодушевлённо спросил Монах.

- VECTOR! – не менее воодушевлённо ответил Боб, - Надо прорываться вон к тому зданию, пока ещё можем!

Сержант Ковальский приподнялся и выпустил весь магазин в сторону противника, - Давай, давай! Пошёл, пошёл! – начал он кричать на перепуганных сталкеров.

 

Командовать такой разношёрстной неопытной толпой практически невозможно в боевых условиях. Это скорее напоминает давку при пожаре, чем войну. Так или иначе орда зелени всё же выбралась с поля и добежала до здания, но страх взял своё. Вместо того, чтобы слушать Боба и с потерями, но всё же отступать к следующему зданию и так дальше прочь из Припяти, вся толпа начала забегать в подвал, плотно набиваясь в маленьких комнатках. Монаху и Бобу тоже было некуда деваться, они оказались в ловушке вместе со своей армией и установкой. Это был лишь вопрос нескольких минут, держать длительную оборону в таком месте попросту невозможно. Силы Vector быстро подошли к зданию и заняли позиции вокруг входа.

- Плохо дело…ой плохо, - оценивал обстановку Боб.

- Не думал, что так обернётся, - сказал Монах.

Один из новичков окликнул старших,

- А что это такое? Тут какие-то два светящихся шара.

- А это что здание, - спросил Монах у Боба.

- Я знаю? Я в Припяти первый раз!

- Это же могильник, - ответил один из более опытных сталкеров.

Снаружи донёсся крик,

- Все кто внутри сдавайтесь! Никто не пострадает! Ни в коем случае не приближайтесь к аномалиям, это не артефакты!

- Они нас всех перебьют! – поднял волну паники один из сталкеров, - Нельзя им верить! Нельзя выходить!

- Если не сдадитесь, мы начнём штурм! – продолжал вещать голос снаружи.

- Нас тут не взять! – начали выкрикивать сталкеры один за другим, - Почему они не хотят, чтобы мы брали артефакты! Я слышал про Алмаза…он стал непобедим…и я слышал…и я!

- НЕТ! – крикнул Монах, - Отставить!

- Да пошёл ты! Ты нас привёл на гибель! – накинулся на него один из одиночек, - А я подыхать не собираюсь!

В подвал влетела первая светошумовая граната, началась бойня у входа. Один из новичков не удержался и схватился за Иное.

 

*15 минут спустя*

 

Фантомы или обращённые, их называли по-разному. Это явление уже было замечено несколько месяцев назад в ЧЗО. Те несчастные, которые вступили в прямой контакт с Иным становились его частью, отдавая свои жизненные силы, получая новые взамен. Это уже были не люди, превращённые в бездушных фактически несокрушимых аватаров, они любой ценой готовы защитить «создателя».

Силы Vector растянулись от здания до базы Монолита, им было не удержать даже на выходе из подвала появляющихся одного за другим иных сталкеров. Изнутри могильника уже во всю сиял характерный для Иного фиолетовый цвет, необычная аномалия явно набирала обороты, поглощая оказавшихся в ловушке сталкеров.

Глава Vector находился возле Исполнителя, подгоняя солдат, которые устанавливали на камень много одинаковых приборов, соединённых проводами в одну сеть.

- Готово, сэр!

С этими словами он подал сигнал к запуску системы. Все приборы включились и засветились. По залу пошёл нарастающий ультразвук, словно они набирали заряд. Когда писк стал невыносим даже через закрытые пальцами уши, он резко оборвался и в это мгновение Исполнитель желаний лопнул как хрустальная ваза, осыпавшись на пол тысячами мелких частиц.

- Быстрее! – скомандовал босс, выглядывая в окно, - Собирайте всё до последней крупицы, скоро они все нам понадобятся. Не пройдёт и дня, как они заполонят Зону.

Солдаты Vector были очень круты, но иные не давали им возможности долго удерживать какую-либо позицию.

Боб и Монах до сих пор находились в одной из комнат подвала.

Монах спрятался за дверью и начал подавать знаки Бобу, который укрылся в углу за вешалкой.

- Псс…Боб…жопа нам. Что делать будем?

- Тише говори, – прошипел Ковальский, - Vector походу отошли от входа. Сейчас ломимся в коридор, я стреляю по всему что движется, а ты со всех ног беги наружу и в сторону барьера. Я за тобой.

Монах кивнул головой и приготовился к выходу.

Силы Vector начали отходить от базы вглубь Припяти, чтобы выйти на Барьер в обход могильника. У некоторых бойцов были с собой большие сумки, набитые осколками Монолита. Будто перевозили очередную партию ворованных бриллиантов из Африки. В этот момент из подвала под затяжную очередь выбежал Монах и со скоростью молодого атлета со своей установкой помчался прочь. Вслед за ним выбежал Боб, но его уже настигли иные. Они накинулись на него, носорог раскидывал их в разные стороны, успевая при этом постреливать, но шансов у него всё равно не было.

Глава Vector остановился на несколько секунд, глядя на расправу над солдатом.

- Сэр, мы должны уходить! – обратился к нему один из бойцов, - Сэр!


 





 

4 октября 2018. Основная часть ЧЗО. Разрушенная база Свободы.

 

Фанат вылез из-под груды обломков, пытаясь осмотреться вокруг.

- Пацаны! Народ! Кто живой?

- Я! – послышалось метрах в десяти.

Это был Чифирь, а с ним изрядно потрепанный Онегин,

- Там ещё Река вроде дёргался.

Через несколько минут в центре уже бывшей базы Свободы собрались все уцелевшие ребята, среди которых были Река, Кол, Ожог, Штурман и ещё пара бойцов.

- Жёсткие уроды, - угрюмо сказал Река, - Вы посмотрите, как нас разнесли! Павер, читня! Нам всем хана, мы все умрём, зря я вообще сюда приехал!

- Ты зря приехал?! – перебил его Чифирь, - Мы с Онегиным вообще на пару дней заскочили, думали обчистим тайничок Чили и обратно! А тут такая жесть и тайничок уже пустой!

- Мы точно все умрём, - продолжил Река, - Я вообще не понимаю, что нам теперь делать! Давайте помирать, парни.

- Да что ты всё время жалуешься и ворчишь! – сорвался Фанат, - Мы по крайней мере ещё живы! Мы должны двигаться! Что увидят Юрист и ребята, когда вернутся из аномалии? А вдруг им будет нужна помощь? А мы тут сидим, сопли на кулак наматываем! Ах если бы да кабы…

- И что же ты предлагаешь? – спросил Кол.

- Надо собрать все оставшиеся боеприпасы, подыскать новую базу и самое главное пополнить медикаменты и анабиотики.

- Легко сказать, - ответил Чифирь, - Особенно про медикаменты и анабиотики.

- У меня есть план, - заинтересовал всех Фанат.











 

4 октября 2018. Основная часть ЧЗО. Янтарь.

 

Фанат постучал в окошко бункера учёных,

- Эй, Мотор, ты там? Это Свобода, открывай, нам помощь нужна!

- Это не моё дело, - послышалось изнутри, - Никого не впущу.

- У нас тут много раненых, мы же за общее дело боролись!

- Я сказал нет!

- Вот ты гад! – возмутился Фанат, - Заперся там в бункере, торгуешь тем, что тебе не принадлежит и людям помогать не хочешь, а мы тут за тебя кровь проливали! Продай хоть аптечек нам, помирают пацаны…

- Аптечки продам, - окошко открылось, - 5000 - штука.

Фанат полез в карман,

- Вот тут сто тысяч, давай 20 штук.

- Ого! – обрадовался бывший доктор Нудельман и забрал деньги.

Он начал выдавать сначала по одной аптечке.

- Ну давай быстрее, ты что издеваешься?! – завёлся Фанат.

- Щас, щас, - виновато ответил Мотор, схватив в охапку оставшиеся аптечки и просунув их в окно.

Воспользовавшись моментом Фанат схватил его за руки. Остальные свободяи тут же подорвались и начали тянуть изо всех сил,

- Давай сюда карту! ДАВАЙ КАРТУ! – кричали Свободяи.

Мотор пытался высвободить руки, но ничего не получалось. Тогда парни потянули его ещё сильнее. Мотора прижало всем телом к двери, он почувствовал, что в суматохе чьи-то руки уже ищут через окошко на нём ключ-карту от бункера.

В этот момент мимо Янтаря пробежал бардовый от напряжения Монах, но решил остановиться на секунду. Получилась неловкая сцена, каждый понимал нелепость своего положения,

- Мне пофиг, - через сбитое дыхание сказал Монах, - Я ничего не видел…вы бегите лучше, парни, там полная жопа!

- Куда бежать то? – спросил Штурман, - Всё же перекрыто.

- Не знаю…, - ответил Монах и пустился прочь.

- ЕСТЬ! – крикнул Кол, держа в руках ключ-карту на оборванном ремешке.

- Отпустите! – завопил Мотор.

- Нельзя! – остановил своих Чифирь, - Он палить сейчас начнёт.

- Что делать то?

Чифирь вытащил из чехла мачете,

- Держите ровнее!

С двух замахов он отрубил Нудельману обе руки. Тот упал внутри бункера вопя от боли.

- Заходим, заходим! – скомандовал Фанат, - Выносим всё отсюда!












 

5 октября 2018. Основная часть Зоны. Бар 100 рентген. 4 часа утра.

 

Хромой крепко зажал нос и выпрямился на стуле,

- Ах! Как же хорошо без Погребняка…

- Без Панчо, - добавил Плюс.

- Без Кувалды, - поддержал Фокус.

- Да ну! - возмутился Плюс, - Куви – норм мужик!

- Это я мужик! – стукнул кулаком по столу Фокус, - А Куви вечно ноет! Всё у него не так! А сам даже пушку держать не умеет!

- Да! – согласился Хромой и погладил свой Дезерт Игл, который лежал на барной стойке.

Он хотел снова пройтись на ней носом, как заметил, что в тёмном углу бара сидит задрипанный новичок, доедавший кусок хлеба с кетчупом,

- Э! Ты на кого смотришь?!

Новичок наверно впервые за всё время поднял глаза на барменов, но так перетрухал, что не смог ничего ответить.

Хромой схватился за пистолет,

- Уши греешь, гнида! Адепт?! А ну пшёл отсюда!

Новичок подскочил и помчался прочь из Бара.

- Да какой адепт…, схватился за лицо Плюс.

- А чего в баре то никого нет? - поинтересовался у остальных Фокус, - Смотрите ни души вообще и уже вроде давно.

- Так может потому что вы оба постоянно махаете своими стволами у всех перед лицами и ровняете с говном?! – возмутился Плюс, - При Погребняке вы себя так не вели! Сами то нихрена стрелять не умеете. Хромой, картофельная твоя голова, убери свою пушку с барной стойки! Кто-нибудь, кого ты очень сильно достанешь, вышибет тебе из него же мозги! Профессионал хренов!

- Чего ты гонишь?! – зарамсил Хромой, - Он слишком большой и тяжёлый, с собой носить неудобно.

- Значит, член у тебя маленький и лёгкий, иначе ты бы тоже не носил его с собой.

- А может я и не ношу!

- К чему ты клонишь? – встрял Вовчик.

- К тому, что вы стали слишком нервные, - сказал Плюс.

- Мы не нервные.

- Тогда зачем Фокус сжимает двумя руками револьвер в пустом баре? – ответил Плюс, показав на Вовчика.

Фокус хотел ответить что-то грубое, но у него не вышло,

- Я к такому не привык! Я на такое не подписывался! У нас монстра теперь гуляет под окнами, хрен пойми что творится в Зоне, и если сюда кто-то придёт…нас же убьют! Мне страшно и очень не хватает пацанов!

- Вот блин, - Плюс поспешил обнять и успокоить Фокуса, - Вернуться пацаны, не переживай, и мы тоже продержимся.

В бар с опаской вошли несколько бойцов Долга: Седой, Весна и Жоз. Первым делом они проверили помещения, будто ждали подставы.

- Вы что ещё здесь?! – удивился Седой, - Почему по рации не отвечаете?!

Хромой посмотрел на барную рацию, она была выключена,

- Ну меее…

- Вы про Припять слышали, про Барьер? – спросил Жоз.

- Нет…

- Вы чего, мужики?! – начал Весна, - Тут люди мрут пачками, а вы сидите, пивко попиваете и вообще не в теме?! Нам базу сейчас вынесли!

- Кто?! – удивился Фокус, - Вектор?

- Да если бы Вектор! – ответил Седой, - Они сами получили по первое число, сейчас раны зализывают у себя на базе…ну на деревне. Нас Иное нагнуло пополам и ещё раз пополам!

- Само что ли?

- Нет! – раздражённо продолжил Седой, - Оно теперь под контроль людей берет толпами! А само, говорят, уже так выросло, в подвал не помещается! И всё это за несколько часов! Началось, понимаете?!

- Нет, - покачал головой Хромой.

- Короче! Монолита больше нет, как и Свободы, как и Бандитов. Все были вынуждены базы свои сдать, как и мы, и бежать прочь! Все ломятся к аномалии, куда все пропали, это сейчас самая дальняя точка. Свобода уже вошла, Монаха удирающего в ту сторону видели. Кажется, даже Вектор туда собирается, и мы пойдем.

- Нахрена?

Седой подошёл к Хромому и внимательно посмотрел на нос и одежду,

- Опять ты за своё! Все мозги уже пронюхал! Через минут 20 иные будут здесь и кончится на этом твоя история! Нет от них спасения, даже мы базу сдали! Прыгать в аномалию надо, вдруг ученые были правы и это просто силовой барьер, вдруг там и права какой-то объект? Всё лучше, чем тут умирать без шансов!

Хромой, Фокус и Плюс переглянулись.

- Прям совсем не шансов бар удержать? Куда сейчас в ночь переться?

- Вижу движение на перекрёстке, - доложил Минор в рацию.

- Кто?

- Походу они…

Седой взял автомат и отошёл от барной стойки,

- Мы уходим, больше предлагать не буду!
















 

5 октября 2018. Лиманск. Бар 100 рентген. Тоже время.

 

- С другой стороны информация, которую мы подняли с Объекта 18 проливает свет на большинство интересующих нас вопросов, - продолжил Прут, - Вот только как нам быть с этой информацией?

- Действовать, - сразу ответил Погребняк.

- Это понятно, - сказал Прут, - Я про то, рассказывать кому-то об этом или нет? Народ то спрашивает, все в курсе, что мы там были и ящичек вскрыли.

- Надо по обстоятельствам смотреть, - ответил Макс, - Но до упора информацию держать нельзя, придут за ней, сам понимаешь. На халяву отдавать нельзя, а вот за хорошую цену можно.

- Вынужден согласиться.

К разговору подключились Скальп и Танк, которые только что вернулись с рейда,

- Круто всё! Мы нашли место, оно запечатано очень плотно, но походу не вскрывалось.

- Это хорошо, - ответил Погребняк, - Вскрыть то вскроем как-нибудь. А то что запечатано, значит, там битком еды и припасов!

- Ну да! – согласился Танк, - Жратва нужна, сам ел вчера последний раз.

- За тебя Морж поел.

- Ты нам патронов дашь? – спросил Прут, - У нас уже на исходе, как и у других.

- Дам, - уверенно ответил Погребняк, - Но экономьте. Я был оружейным бароном не в Лиманске.














 

5 октября 2018. Основная часть Зоны. Проход в пространственную аномалию. Полдень.

 

- Как тебя зовут? – глава Vector обратился к очнувшемуся бойцу.

- Ээ…Боб! – ответил сержант Ковальский.

- А ты крут, Боб. Не переживай, ты жив здоров и в относительной безопасности сейчас. Поднимайся, пройдёмся.

Оба вышли из медицинской палатки. Vector разбили мобильную базу прямо у входа в пузырь. Боб сразу подметил различное научное и инженерное оборудование, много вооружения, и небольшой цех, где техники спешно интегрировали мелкие частицы Исполнителя в боеприпасы.

- Что случилось в подвале? – поинтересовался военный.

- Иное, вопреки общему мнению, умеет развиваться, контактируя с внешней средой, - начал представитель Vector, - Раньше оно использовало предметы, наделяя их своей энергией и тем самым распространяясь в пространстве. Телефоны, как пример.

- Да…было, - согласился Боб.

- Сейчас Иное научилось использовать в своих целях людей. Мы ещё давно предвидели, что так будет, но нас тогда никто не послушал, - глава вывел сержанта из-за последней большой палатки, - А теперь оно выглядит так.

Над лесом в стороне Припяти виднелись фиолетовые энергетические волны и всполохи, будто где-то там далеко находился огромный аномальный объект, а видим мы лишь его ауру.

- Нихрена себе…

- Это - конец, друг мой. Со временем эта штука всё уничтожит, такова её природа.

- А Живое что? – начал хвататься за соломинку Боб, - Давайте его используем, у Алмаза же вышло!

- Алмаз – глупец! – возразил представитель Vector, - С ними нельзя вступать в контакт, каков бы ни был соблазн! Живое ничем не лучше Иного, и знаем мы

про него ещё меньше. Мы должны уничтожить их, как и всё ЧЗО! Но здесь только Долг понимает к чему всё идёт. Остальные же хотят управлять, познавать! Доуправлялись уже! Посмотри туда, Боб, посмотри в лес! Что ты видишь?

- Ничего, - недоумевая ответил военный.

- Смотри внимательнее, в прицел погляди.

Боб начал просматривать лес через оптику, как начал распознавать среди кустов лица людей. Много лиц, очень много, часть из них он даже начал узнавать. Они стояли неподвижно словно мёртвые и смотрели прямо на него.

- Твою мать…

Боб отбросил винтовку и отступил назад.

- Скоро они попрут, и мы будем держаться пока сможем.

- А что за аномалией?

- Там, дружок, ответы на все вопросы.

- Откуда ты знаешь?

- Нас создали те, кто сидят за ней.

- Так давай сиганём туда! – предложил Боб, - Зачем здесь помирать?

- Там уже работают наши разведчики, - ответил глава Vector, - Всё не так просто. Мы не знаем, что там творится сейчас. Входить всеми силами очень опасно. Мы должны дождаться наших разведчиков или первых людей, кто сможет оттуда выбраться, попадут они скорее всего сразу сюда к нам. И только тогда, мы сможем действовать.

- Верно! Драться в слепую нельзя, - согласился Боб.

Представитель Vector одобрительно покачал головой,

- А наше дело дать им столько времени, сколько в наших силах.











 

Несмотря на промозглую осеннюю погоду за окном в баре Янов было тепло, уютно и даже некоторым образом весело. Стены бара приютили в этот раз немало народу, но в основном это как всегда были бойцы группировки Свобода, во главе с командиром Юристом. Разительный контраст между осенью и тревогой снаружи и теплом и спокойствием внутри согревал тело и укреплял дух, пробуждая естественную человеческую волю к жизни. Дым как обычно стоял коромыслом. Особенно был хорош вездесущий Падла, он был сегодня в ударе, и летал по бару как футбольный мяч на финале чемпионата мира, отскакивал от стен и игроков и пару раз даже уходил в офсайд. А вот Юрист был почему-то невесел. И он сам не мог понять почему. Не то чтобы его особо угнетала ответственность за своих людей в условиях тяжелой обстановки, в которой все оказались в этом проклятом городе. Он делал все что мог и был уверен в своих бойцах, которых не сломили трудности. В последнее время они и правда дрались как звери, рыли носом землю и работали с полной отдачей сил, чтобы выбраться из пространственной аномалии и предотвратить мировую катастрофу. Да, своей группировкой он мог только гордиться, какими бы в целом раздолбаями они ни были. И все же Юрист чувствовал себя скверно. Ему нездоровилось. Легкая ломота в теле и озноб преследовали его вот уже несколько дней. И в глазах немного плыло.

- Наверное простыл. - подумал командир Свободы, поводя плечами, чтобы унять дрожь. - Не май месяц все-таки на дворе…

Тут он встретился глазами с Доном. Дон тоже выглядел не очень. Он был бледен и худ как-то даже сверх обычного. Поймав взгляд Юриста, он с некоторым усилием улыбнулся.

- Ты как, командир? - спросил он. - Выглядишь что-то паршиво. Ты нормально себя чувствуешь.

- Да нормально. - помотал головой Юрист. - Вот только в глазах слегка рябит.

Он поморгал несколько раз, и даже потер лицо ладонями. Однако рябь не унималась.

- Мы ведь недавно в радиацию лазали. - напомнил Дон. - А ионизирующее излучение - оно такое… Тебе бы окулисту показаться. Видать защита не чисто сработала. Меня тоже слегка потряхивает… Потряхивало. Вчера. Но сегодня уже иду на поправку!

Дон бодрячком подмигнул командиру. Юрист и правда даже приободрился и почувствовал себя чуточку лучше, но тут из дальнего угла Янова донеслись весьма характерные звуки экстренного опустошения человеческого желудка.

- Ну блин, Падла таки упился… - пробормотал Дон, поворачиваясь и шаря взглядом по толпе у дальней стены. Там несколько человек склонились над согнувшимся в спазмах телом, участливо-ободрительно его поддерживая.

- Это не Падла. - пробормотал вдруг Юрист. - Падла стоит у меня за спиной.

- И правда. - Дон выглянул у него из-за плеча. - Да ты прям телепат! Как ты узнал? По перегару?

- Нет…

В это время пострадавшего наконец подняли с пола и посадили на скамью, и оба свободовца увидели, что это была Птица. И ей было совсем хреново.

- Нда… - сочувственно протянул Дон. - И когда она успела так надраться? Мы ведь недавно пришли? Может это все радиация?

Тут Юрист внезапно шагнул в сторону, и мимо него с шумом пронесся кренящийся на бок Падла, потерявший спьяну равновесие. Словно подбитый мессершмитт он по небольшой дуге проскользил через то место, где только что стоял командир свободы, и врезался в Дона, повиснув на нем, как тряпка.

- О! Дон! Сколько лет, братан! - заголосил Падла, забыв, что они разговаривали пять минут назад. - Какими судьбами, кореш? Споем?

Однако Дон его не слушал, он отстранил цепляющегося за него Падлу и, с изумлением глядя на Юриста, сказал:

- Командир, ты прямо как ниндзя! Как ты узнал, что Падлу сейчас понесет? Ты прямо ровно шаг сделал в нужный момент, иначе он в тебя бы влетел!

- Я его видел… - пробормотал Юрист.

- Как видел? У тебя что, глаза на затылке?

Юрист не отвечал. Дрожащими пальцами он тянулся к макушке.





 

- Я все вижу!  - сказала аспирантка научного сектора с такой странной и сложной латиноамериканской фамилией, что все звали ее просто Чё . - Ну ка положи на место, не то я охрану вызову!

- “Блин, глаза у нее что ли на затылке?” - подумал Шухер, кладя анабиотик обратно на стол. - Да я так, посмотреть… Упаковка что ли новая?

- Ага, новая. Ты зачем вообще пришел? Что тебя просили сделать?

- Да блин, ищем мы! - заныл Шухер. - Лиманск для всех место новое, не все тропинки еще разведаны и в самом городе, не говоря уж об окрестностях. Дело это непростое, сама понимаешь… Вот если бы финансирование увеличить.

- Финансирование тебе… - сквозь зубы процедила Че. - Да я хоть сейчас тебе кредитную линию в банке открою. В каком отделении будешь обналичиваться?

Шухер горестно покачал головой.

- Даже здесь в Лиманске, любая защита или примочка денег стоит. Что ж тут поделаешь?

- И почему мне кажется, что ты под любыми защитами и примочками понимаешь выпивку? - нахмурилась Че. - Не до шуток мне уже в общем. Три группы не вернулись. От научного контингента остался гулькин нос. А у нас тут работы - непочатый край, причем все ж направлено на то, чтобы вас, дураков, всех отсюда вытащить, да желательно более-менее в целом виде. А тебе все финансы… Давайте, действуйте! Отыщите наши пропавшие группы. Все, мне надо работать! Мне еще реактивы мешать.

Она вытолкала Шухера и его приспешников за порог и закрыла дверь.

- Надеюсь Петрович хоть немного продвинулся, пока я тут даром теряла время.

Аспирантка вышла из приемной, перешагнула через вытянутые ноги спящего часового ООН, прошла во внутренние помещения новой военной  базы, отданные под науку, и увидела Петровича. Тот лежал на полу возле медицинской койки в нелепой позе. Видимо он недавно с нее упал. Глаза его были полуприкрыты, тело расслаблено, но было видно, что он дышит. Чё не на шутку испугалась. Она подскочила к своему коллеге, схватила его за отвороты его научного комбинезона и стала звать. Петрович однако никак не реагировал ни на тряску, ни на свое имя.  Тем временем на крис сбежались бойцы ООН. Они подняли Петровича обратно на койку, и тут из складок его комбинезона выкатилась на пол слабо светящаяся активированная “игла”.

- Так, закрыть базу! - крикнул кто-то из военных. - Проверить все помещения. Чё, кто здесь был? Что-нибудь пропало?

- Погодите-ка… - задумчиво произнесла Чё. Она кажется уже начала что-то понимать. - Он сейчас очнется - сам расскажет.

Петрович и правда вскоре заморгал глазами, сел на койке и с удивлением обвел взглядом присутствующих.

- Вы чего это? - спросил он, задирая брови.

- Это ты чего? - перебила его Чё. - Иглами сам себя тыкаешь? Это зачем еще? Ты так кайфуешь что ли? Спишь на рабочем месте?

- Позвольте, позвольте! - Петрович встал и поднял ладони в призыве всеобщего успокоения. - Это был научный эксперимент!

- Поведай!

- Ладно… - он вздохнул. - Вообще-то я так проверял кое-какую теорию. Как мы выяснили, профессор Зомберг разработал пси-плазму на основе нейротоксина “игл”. Я пытаюсь выяснить,  действует ли нейротоксин на пси-плазму. Ведь он затормаживает все физиологические процессы в организме человека. Возможно он тормозит так же и выработку пси-плазмы и оказывает сдерживающее воздействие на процессы, которые она запускает. Вот я на себе и попробовал.

- И сколько ты игл извел?

- Ну… Много.

- Кровь брал?

- Пока нет.

- А зачем столько пива? - Чё указала на заставленный жестяными банками стол. Большая часть их была уже пуста.

- Спирты -  очень активные вещества! Я пытался усилить эффект!

В это время с улицы прозвучал сигнал тревоги. Часовые заметили движение.

- Отбой. - проворчал Смит в рацию. - Отмена тревоги. У нас тут… штатная ситуация. Расходимся. Тут не на что смотреть!

- Иди ка принимай посетителей. - сказала Чё Петровичу. - А то я от этих сталкеров уже устала. Я пока лучше реактивами займусь. Стой! Я кровь возьму.  Проверю заодно твою теорию. Может найду что-то более подходящее чем спирты. И пивные дрожжи…








 

… ИЗ ДНЕВНИКА, НАЙДЕННОГО В СТАРОМ АРХИВЕ ЛИМАНСКА…


 

Новые чертежи уникального излучателя, которому сталкеры дали мрачновато-поэтическое название “смерть-лампа”, позволили нам по новому взглянуть на по настоящему интересные инновации, использованные в проектировании этого устройства. Как мы уже знаем, в структуре излучателя использовались аномальные материалы, возможно даже части артефактов. Так же очевидно, что питание данного излучателя осуществлялось при помощи аномального источника энергии. Ранее считалось, что это необходимо для достижения достаточной мощности, которую невозможно получить обычным способом, однако оказалось, что не все так просто. Конструкция излучателя с самого начала представлялась словно бы с некоторыми изъянами. Странная кривизна линз, неоптимальные углы отражения зеркал, световоды с абсолютно неясным назначением и тому подобное. Ни говоря уже о схемах. Тут был вообще темный лес. Настолько, что какое-то время мы считали, что сами схемы подверглись аномальному воздействию и повреждены им.

 Теперь же многое стало ясно. Точнее практически все вдруг прояснилось и встало на свои места, как только мы поняли, что излучатель разрабатывался специально для работы в условиях искривленного пространства в гравитационно-пространственных аномалиях ЧЗО. Стало очевидным назначение многих “лишних” деталей и схем. Прибор практически не использует линейное излучение, вместо этого он опирается на линзу гравитационного искривления пространства. Таким образом сигнал распространяется не самими деталями излучателя, а гравитационными складками пространства. По сути, источником излучения является область пространства. Если бы эта разработка не была секретным военным заказом, фамилии конструкторов бы были сейчас у всех на устах, как новых лауреатов Нобелевской премии по физике.

По прежнему однако остается неясным тип излучения данного устройства. Поскольку мы ни разу не наблюдали его в работающем состоянии. А так же вызывает вопросы смысл использования искривления пространства в качестве рабочей поверхности излучения. Для чего все это было задумано?

Ясно лишь, что при размещении устройства в правильной точке достаточно мощной пространственной аномалии, можно получить источник излучения практически неограниченной мощности. И это не может не настораживать…

 

 

 

 



 

- Блин, обожаю этот город! - Лесник присел на стул и вытянул уставшие ноги.

- Чего-чего? - непонимающе переспросил Хамзи, сидевший рядом. Он стянул с ноги свой высоченный сапог, перевернул его, вылил оттуда несколько литров болотной воды, осторожно понюхал его и натянул обратно. - Ты это про что сейчас вообще?

Несколько бандитов недовольно повернулись на звук льющейся воды.

- Развели свинарник на черном рынке… - проворчал Одесса себе под нос. Но никто не стал особо упрекать уставших путников, только что исходивших на своих двоих пол Лиманска.

- Да что ты нашел в этом проклятом городе? - чуть ли не с обидой продолжал Хамзи. - Мало того, что этот сектор был практически необитаемым, зарос весь по пояс бурьяном и болотами  - по уши, так еще до кучи - он нас отсюда не выпускает!

- Да я не про это! - улыбнулся Лесник. - Тебе не понять. Я просто это чувствую. Место здесь особое!

- Ну-ну! - кивнул Хамзи, и ухватился за второй сапог. На Черном Рынке было все же лучше, чем снаружи. Относительно тепло, светло и более-менее сухо. И настроение понемногу возвращалось к нему.

- И что же такого особенного в этом месте? - спросил Хамзи. Кроме того, что оно закрытое.

- О! Оно не просто так закрыто. - ответил Лесник. - Не зря его в свое время от людей закрыли. Я ведь в Зоне уже давно, много дорог истоптал, много такого повидал, что тебе и не снилось. Я в такие места залазил, что если бы ты там оказался, то тут же бы в свои кожаные портки бы навалил!

- Бывал я в Припяти. Проездом. - задумчиво произнес Хамзи.

- Да при чем тут блин Припять? - удивился Лесник.

В это время рация на столе перед ними неразборчиво забубнила:

- Мясник, Мясник, на связь! - настойчиво звал кто-то через помехи. Лесник поморщился, взял рацию и закрутил верньер громкости.

- Припять - это же центр Зоны. - пояснил Хамзи свою точку зрения. - Самое опасное ее место. Там и аномалий до дурья, и тварей косорылых тьма и Монолит неподалеку.

- Да, красивый город! - кивнул Лесник, не обратив внимания на новый непонимающий взгляд. - Но есть места и покруче!

От кучки бандитов, сидевших у костра, донеслись призывные голоса. Но слышно издали было плохо. Наконец один из них отлепился от своего места и шаткой походкой устремился к ним.

- Мясник, там эта… - он икнул и сбился со слова. - По рации тебя вызывают.

- Да слышу я. - отмахнулся Лесник. - Счас все будет.

Он взял со стола рацию, повертел ее в руках и снова положил обратно.

- Я что сказать то хотел. - повернулся он к Хамзи. - Припять - это конечно круто и все такое, но в Зоне ведь как?  Всему свое место и время. И даже глубже смотри: каждому времени - место и каждому месту - время!

- Не понял! - протянул Хамзи. - Слушай, Одесса, вы же то дерево у входа вроде спилили?

- Было такое. - кивнул Одесса. - А то об него башкой же все бились.

- Так я и думаю, спилили же! - Хамзи снова повернулся к Леснику. - Не обо что биться то больше!

- Да ну тебя! - сказал Лесник. - Сам же спросил. А теперь трубишь надо мной.

- Да я просто понять тебя никак не могу, что ты там толкуешь. - возразил Хамзи.

- Слушай, Мясник, - встрял Одесса. - Так ты часом еще не нашел отсюда выход?

- Да кто вам сказал, что я выход ищу? - хохотнул Мясник. - Что его искать то? Пусть он сам нас найдет!

Хамзи сделал Одессе многозначительный знак бровями и снова повернулся к Мяснику.

- Так какого же, я извиняюсь, рожна мы с тобой сегодня ночью пол Лиманска изнахратили? Я ноги чуть ли не до жопы стоптал, а мы оказывается и не выход искали?

- Дремучий ты человек, Хамзи. - устало сказал Мясник. - Тебе лишь бы фишки свои перекладывать. Но ничего, скоро ты все поймешь…

- Дак ты мне сейчас объясни! - разозлился Хамзи.

- Не могу! - пожал плечами Мясник. - Сам ничего не понимаю! Но дело то не в этом.

- Ну а в чем тогда??

- В том, что место это - особое. И сейчас настало его время.

Он поднял рацию, включил ее и зажал тангету.

- Мясник на связи!