наверх

Наш литературный партнер

*** 

 

Спутниковый телефон снова зазавонил. Бармен его уже ненавидел. Но все же, скривив лицо, дотянулся до трубки и нажал кнопку приема.

- Нестеров. - представилась трубка. - Время истекло.

- Откуда у вас этот номер.

- А ты все шутишь? Ну шути, шути. У меня для тебя тоже есть кое-что смешное. На бар к тебе едут мои люди - дела твои принимать. Заодно они примут у тебя должок. Я надеюсь, ты уже все собрал?

- Все! - ответил Фокус, постукивая ногой по внушительной походной сумке. Там было все необходимое для активного отдыха, фальшивые документы и билет до Ямайки. - А скоро твои архаровцы прибудут?

- Вообще-то должны уже  прийти. - ответил Нестеров. - так что ты не отлучайся далеко. У них будут к тебе вопросы.

- Само собой! - ответил Фокус, подхватывая тяжелую сумку и с максимальной скоростью направляясь в свою комнатку позади бара. - Ты это... не трать в общем деньги. Связь дорогая. Я тебе перезвоню, а пока мне надо кое-то подготовить ко встрече.

- Давай. - разрешил Нестеров. - И смотри без фокусов! А не то тебе придется готовиться ко встрече с Всевышним!

Нестеров отключился.

- Куда же я без фокусов то? - подумал Фокус. Он заторопился еще сильне. Ясное дело, он не собирался встречаться ни с людьми Нестерова, ни тем более с Всевышним. Ему оставалось только забрать накопленную на черный день сумму, хранившуюся в его личном стенном сейфе. Он оставил сумку на пороге и поспешил в дальний конец комнаты, где под замызганным постером "Спасатели Малибу" находился тот самый сейф. И тут он заметил, что крашек постера необычным образом отогнут и даже надорован. Холодея, Фокус подбежал к сейфу и трясущимисся руками сорвал постер. Сейф был незаперт. Дверца сама приоткрылась, и Фокус увидел, что сейф пуст. Деньги, документы, рутил - все исчезло! Бармен даже сунул руку и пошарил в темноте пустой металлической коробки, но все, что ему удалось добыть, это старую смятую обертку от сникерса.  Остервенело комкая ее в кулаке он думал и не мог понять, как такое могло поизойти? На собственной безопасности Фокус никогда не экономил. И сейф был максимально надежным и дорогим, со всеми последними защитами и примочками. Надежнее в Зоне был только сейф группировки Долг. По слухам, даже они сами не могли его открыть. 
    Однако же нашелся взломщик, который смог обчистить суперсейф бармена в закрытом баре и запертой личной комнате. Но откуда в Зоне специалист такого класса? Обычно  толковых людей с профилем бармен четко отслеживал, это тоже была часть его бизнеса. Но в этот раз он каким-то образом проморгал появление В ЧЗО нового специалиста. Так или иначе, но времени на раздумья ему не дали. В дверь бара забарабанили кулаком. Так громко и властно, что бармен услышал даже в своей комнатке. И он сразу понял, что пришли за ним. Нужна была экстренная эвакуация! Оставался только старый добрый аварийный выход - через сортир. Он не подводил его ни разу, не подвел и сейчас. Бармен в последний раз окинул взглядом свое многострадальное хозяйство и распахнул хлипкую дверь.

 

 

*** 

 

 

- Ну и каково это? 

- Что именно?

- Бессмертие.

Прут помолчал какое-то время, подбирая слова. Наконец он покачал головой и ответил:

- Это больно.

Офицеры Долга недоуменно переглянулись между собой.  Каждому хотелось о многом спросить ожившую, а точнее: выжившую легенду, бывшего монолитовца, ветерана практически всех клановых войн и прочих передряг, сотрясавших Зону, чуть ли не с самого ее появления. Но было конечно боязно. 

- Больнее, чем жизнь? - наконец спросил кто-то находчивый. Шутка немного разрядила обстановку. На лицах появились неуверенные улыбки и даже Прут усмехнулся. Правда как-то грустно.

- Самое болезненное - это память. - сказал он. - И осознание того, что весь этот беспредел никогда для тебя не кончится.  Этакая бэд сансара. Ускоренная. Как будто тебя засосало в гигантский маховик и перетирает в нем в труху. Возможно поэтому я не все помню. И не помнил кто я, до этого момента. Я хотел что-то забыть. Возможно - это часть плана.

- Чьего плана?

- Моего. Иначе бы я не смог вырваться из-под власти камня. Амнезия - это приятный бонус. Но теперь память возвращается. И я чувствую, что это тоже часть плана.

- Но что же все-таки произошло? 

- Тогда? В самом начале?

- Да, когда ты был Тринадцатым.

- Меня убили. - кратко ответил Прут. На этот раз улыбки на лицах сразу погасли.

- И эту свою смерть я помню куда лучше остальных. Теперь вспомнил...

- Ну так... И кто же тебя убил?

- Один из моих братьев. Но это не так важно, как то, ЗА ЧТО он меня убил. Мы постигли мощь Монолита. Мы научились использовать эту мощь. Правда к этому времени нас осталось лишь четверо. Монолит - это точка преломления энергии Зоны. Это как гиганская мерцающая линза. Обычно она дает рассеяный свет, плодит аномалии, мутантов, радиацию, но мы с братьями нашли способ фокусировать эту линзу. Мы так же смогли управлять ей, ослабляя или усиливая ее действие. Тогда-то и произошел раскол. Каждый из нас хотел использовать Монолит по своему. Особенно хорош был 14-й. Он лучше всего чувствовал контакт с Монолитом. Но он искал знаний, истин, чистой веры. Его сознание уходило далеко за пределы описуемого. 11-й хотел получать их этого канала информацию в чистом виде. Он всегда считал, что информация правит всем. Владея информацией, он хотел сделать группировку непобедимой и подчинить Зоне весь мир. Не столько силой военной мощи. сколько интригами и политикой.  Хуже всего получалось у 12-го. Он был самым тупым и агрессивным из нас. Он жаждал власти и мечтал стать богом войны. 

- А чего же хотел ты?

- Я колебался. Сначала, мощь опьянила меня. Я создавал оружие, усиливал свои боевые навыки, играл с аномалиями и прочими воздействиями зоны. Но скоро я начал понимать, что это становится слишком опасным.  Я видел, что мы разобщены и не готовы принять эту силу.  Мы часто ругались из-за этого с 12-м. Он упрекал меня в бездействии, медлительности и даже трусости. Времена для группировки тогда были тяжелые. Но я стоял на своем. Тогда он и решил вывести меня из игры...  Я уже понял это. И действовал. Мне удалось перекрыть доступ к лаборатории Осознания, где находился интерфейс, и заблокировать его. На какое-то время.  И я так же свел воздействие Монолита к минимальному, собрав всю свою силу, чтобы дать бой 12-му.  Но по иронии судьбы,незадолго до этого 12-му удалось в последний раз  максимально сфокусировать энергию монолита и применить ее к себе. Это стало его силой. Но и его проклятьем. Он отдал свое тело и разум чужеродному монстру. Кошмарному порождению Зоны, впитавшему его пороки. Химере. Да, он стал оборотнем. В слепой ярости убивающими и разрушающим все вокруг. Не щадил он и своих братьев.  Он сделал это для того, чтобы ему хватило сил убить меня. Навсегда. Он и в самом деле стал сильнее меня. Но его план провалился. Я сохранил возможность к перерождению, потерял память и вышел из под контроля Монолита. Бывшие братья ищут меня. 

- Для чего?

- Им нужен доступ к Осознанию.  Особенно 12-му. Он ни перед чем не остановится. В отличии от остальных братьев, он не собирается возвращать меня в ряды Монолита. Ему нужна моя смерть. И второй ошибки он не сделает.
- И что же теперь?

 

 

*** 

 

 

- И что же теперь? 
Всеобщий невысказанный вопрос витал в воздухе над склоненными в молитве головами братьев. В последнее время Его Благодать  словно покинула его слуг. Не молились лишь двое Первых. Они стояли чуть поодаль и время от времени искоса поглядывали друг на друга взглядами, полными недоверия и презрения. 

- Ты все еще считаешь, что это я виноват в смерти 14-го? 

- Да. Как и в том, что 13-го раскрыли раньше нас. Всему виной твоя несдержанность и поспешность действий. Скольких братьев мы потеряли из-за твоего слепого фанатизма и жажды устроить тупую бойню?

- Тяжелые времена требуют активных действий! Или по твоему лучше сидеть и ждать, когда неверные придут прямо сюда? И сдаться им? 

- Мне показалось, или ты сейчас хотел назвать меня трусом?

Оба синхронно положили руки на оружие.

- А ты кажется хочешь назвать меня чокнутым фанатиком? - 12-й говорил теперь медленно, растягивая слова, пристально глядя на оппонента.

- Так говорят про нас неверные. - отозвался 11-й так же сощурив глаза и медленно проводя рукой по цевью. - Но нееет, я вижу теперь, что ты не фанатик! Ты преследуешь свои цели, ты давно уже ведешь свою игру, в которой все остальные - пешки! Мы оба знаем, что может дать контроль над Осознанием, и мы были призваны охранять его от алчных людей, которые могли сюда придти за властью и силой,  но теперь я понял, что жажда власти окончательно развратила тебя самого. И ты хочешь получить все один.  Как по твоему это назвать иначе, если не "предательство"?
Последнее слово послужило спусковым крючком. Оба вскинули оружие и начали стрелять, одновременно пытаясь уйти с линии огня. Выстрелы обоих не достигли цели. Один завалился за кучу мусора, второй, в фонтанах бетонной крошки крутанулся вокруг колонны уйдя за ее угол. 

Остальные монолитовцы, опешив наблюдали за происходящим, не зная, чью сторону принять. Первые же взялись друг за друга не на шутку. Они обменивались короткими очередями из своих укрытий.

- Низко же ты пал! - крикнул 11-й, меняя магазин. - Скольких братьев ты принес в жертву своему безумию?

- Мне больше не нужны братья! - отозвался 12-й, не переставая стрелять. - Они лишь марионетки, не обладающие собственной волей. Я и один смогу защитить интересы Осознания.

- Ты защищаешь только свои интересы! Ты хуже неверных! Это от тебя надо защищать Монолит!

- Правда всегда на стороне силы! В этом мире не место слабым! Их судьба стать удобрением для нового, лучшего мира! 
12-й высунлся по пояс из-за своего укрытия, поливая колонну длинными очередями, и в этот момент его автомат дал осечку. Его противник немедленно этим воспользовался, шагнув из-за колонны он холоднокровно всадил 12-му в грудь три одиночные пули. Тот выронил оружие и медленно осел на землю. 11-й и остальные подошли и встали над ним кругом. 

- Ты станешь изгоем. Ни одна из группировок не примет тебя.  А мы позаботимся, чтобы ты не приблизился к Осознанию. - 11-й словно зачитал ему приговор. Но в ответ на это раненый рассмеялся, разбрыгивая кровавую пену.
- Ты больше ничего не сможешь изменить! - ответил он сквозь смех. - Ни ты, ни 13-й, до которого я тоже скоро доберусь. Как я добрался до 14-го... В этом ты был прав. Ведь это я убил его. Окончательно. И ты последуешь за ним.

- Что??- 11-й на шаг отступил от него. И в этот момент, что-то стало происходить с телом раненого Первого. Его мышцы вдруг вздулись, тело выгнулось дугой и снова свернулось в комок, одежда сала лопаться на распухаеющем на глазах теле, и уродливый монстр поднялся на ноги в кругу потерявших дар речи Монолитовцев. 
- Это химера! бегите! - крикнул 11-й. Он попятился назад и уперся стеной в бетонную стену. Однако не все успели среагировать. С нечеловеческой скоростью монстр прыгнул вперед и мощным ударом лапы обезглавил стоявшего перед ним бойца. Тело отлетело в сторону, поливая кровью пыльный пол. Второй монолитовец попытался поднять автомат, но химера схватила его за горло и швырнула как куклу через весь ангар. Остальные наконец бросились в рассыпную. остался только зажатый в угол 11-й. Он бросил на землю автомат и выхватил нож.

- Ну что же. Закончим это. 
Химера раскрыла слюнявую пасть, издала истошный выворачивающий душу рев и рванулась вперед.

 

 

*** 

 

 

Полумрак, царивший в комнате, скрывал отдельные детали интерьера, которые сказали бы внимательному наблюдателю, что это не просто комната. А больничная палата. Дорогое убранство в стиле эпохи Возрождения, мягкие ковры на полу, тишина, нарушаемая лишь едва слышным шелестом кондиционера - все это однако не могло отменить витавший в воздухе дух больницы и смерти. На большой высокой кровати лежал древний  старец. Тонкие трубки капельницы и проводки мониторов  тянулись к нему со всех сторон. Второй человек, присутствовавший в комнате, напротив был молод. Он сидел в кресле возле кровати, внимательно глядя на старика, ловя каждое слово, со свистом выходящее через растрескавшиеся губы.

- Это еще не смерть. Пусть я уже и похож на мертвеца. Но я все чувствую и осознаю. Это не смерть. Это как раз самая суть жизни. Именно сейчас, рядом с гранью. Поганая, но жизнь. Понимаешь о чем я, Дональд?

Человек в кресле на секунду замешкался и неуверенно кивнул. Старик рассмеялся сухим коротким смешком, тут же перешедшим в кашель. Молодой поднялся было с кресла, но старик жестом остановил его, продолжая сотрясаться от кашля в своей кровати. Наконец он справился с приступом и продолжил:
- Знаешь, что такое смерть на самом деле, Дональд? Это небытие. Когда нет больше ничего. Пустота. Тьма. 

Я прожил долгую и успешную жизнь. И я не боюсь умереть. Но я не хочу туда. Во тьму. Я не хочу, чтобы все закончилось. Вся моя жизнь, моя власть, сила, деньги, борьба - все это бессмыслено перед этой чертой, которую я никак не могу отодвинуть, не так ли Дональд? 
Это убивает меня!

Я хочу жить. Как бы банально это не звучало.

Старик снова засмеялся. 

- Ведь иначе, все бессмысленно. 

Но я знаю, что есть способ обойти эти глупые правила. Ты знаешь о чем я говорю, Дональд?
Сидевший снова кивнул. На этот раз уверенно. 

- Тогда ты знаешь, что нужно делать. Используй мою власть. Цена не имеет значения. Я хочу, чтобы ты добыл для меня бессмертие!
 


 

*** 

 

 


На базе Свободы царила атмосфера праздника, веселья и легкого отходняка. Впрочем, как и всегда, в любой ситуации, будь то перед штурмом, после штурма и даже во время шурма. А в данный момент было еще и тихо. Однако несколько свободяев, сидевших за столом бара были озабочены и хмуры. Вопрос стоял ребром.
- Итак, что же за информацию тебе принес связной? 

- Информация такая, что бармен задолжал серьезным людям, подался в бега, и власть теперь в "Сто рентген" поменялась. А что за типы, кто такие, чем известны - никто особо не знает. Знают только, что срочно им надо деньги по долгам отрабатывать. А потому лютовать они будут, беспредельничать и конкурентов давить.

- Ну здрасте-приехали! Только наладили бизнес, поставки замутили, паритеты организовали и опять все псу под хвост? Из-за каких таких форс-мажоров? Бармен накосячил, а мы отдувайся?

- Надо идти к ним договариваться...

- И как? О чем? Придем по мирному, нас еще и на деньги выставят!

- Ну это мы еще посморим, кто кого выставит! 

- В любом случае, нам нужно больше узнать о новом баре. Кто эти люди? Какую политику ведут? С кем дружат? Покупаются ли? Продаются?

- Главное, чтобы бар сохранил свою независимость и не лег под Долг или под вояк. А там - договоримся.

Тут в разговор вмешался Чифирь, до этого молчавший с умным видом в стороне от беседы:

- Я бы предложил сделать так: для начала сходим к ним и перетрем за ПКС. Что там насчет старых договоренностьей, есть? Нет? Это ведь и их бизнес тоже, выгодно будет всем. С этого и начнем. А мы пока займемся производством артов. Каналы поставок материалов налажены. Спрос растет. Монополия во все поля!

- Да, но рецептов мало, про это ты не забыл?

- Рецепты добудем! - отмахнулся Чифирь.

- Да? и Как же?

- Э, браток! Надо чаще со сталкерами общаться!  Вон на Койота посмотри! Всю дорогу только со сталкерьем и треплется! Койот - расскажи!

- Ну... В общем суть в том... - Койот кашлянул в кулак и продолжил. - Давеча рассказывали мне тут бывалые, что народ с трансмутами развлекается. Опасное это дело конечно, но и риск того стоит. Пытается сталкерня арты хорошие получить, кидая всякое барахло в аномалию. Иногда и получается. Проблема только в том, что продукты своей жизнедеятельности... Ну то есть деятельности! Из аномалий потом не достать. Часть там же разлагается, часть - в недоступные места скатыватся, куда и со всеми защитами не пролезть. Да и опасно это. Много народу уже погробилось. Однако удачные варианты сталкерня записывает и на флешках хранит, до лучших времен. Так что за рецептами дело не станет. Надо только их найти. Пара тайников у меня на примете имеется.

- А в нашей аномалии мы их и реализуем! - подхватил Чифирь. - У нас то тут случай уникальный! Практически - безопасная фабрика! Только сырье подкидывай. 
Вот на этом этой базе мы все и построим. А пока... Когда там у нас следующий штурм? Часа через полтора? Наливай!
 

 

*** 

 

- Командир! Мы заняли позиции и готовы атаковать! - прошуршало в рации. Полковник Вессон поправил гарнитуру и посмотрел на часы. 

- Как обстановка?

- Все тихо. Часовых нет. Пять минут назад мы слышали молитву. Они явно нас не ждут. Элемент внезапности на нашей стороне. Группа сталкеров начнет отвлекающий маневр, затем мы ударим с фланга. 

- Хорошо. Как только я подам условный сигнал... - Полковник поднял руку, так чтобы бойцы видели его из его укрытия, но в этот момент со стороны базы Монолита послышались автоматные очереди.

- Что за черт? Что происходит?? - Вессон закричал в рацию. - Я не давал приказа атаковать!

- Это не мы. - ответил командир группы. - Стрельба внутри периметра.

Шум боя тем временем гремел по нарастающей, и сквозь стрельбу стал слышен какой-то нечеловеческий рев. Внезапно в наушнике раздался грохот, шум резко усилился, послышались крики, полные ужаса,  и близкая стрельба.

- Химера! Это химера! БЕГИТЕ!!! ААААА!!!!!

Кричали так громко, что Вессон едва не оглох и инстинктивно сорвал с головы гарнитуру. Все было и так хорошо слышно. Крики, стрельба, рев химеры, вопли умирающих. Через две минуты все стихло. Полковник и его группа прикрытия еще какое-то время сидели в гробовой тишине. Затем он непослушными пальцами вернул гарнитуру на место и попытался вызвать первую группу.

- Группа "альфа", на связь! Альфа! На связь!

Тишина была ему ответом. 

- Альфа! Выйдите на связь! Что у вас происходит?

Снова тишина.  Внезапно впереди затрещали кусты. Бойцы приникли к прикладам своих винтовок. Вессон тоже инстинктивно потянулся к пистолету но сдержал себя. Навстречу им из зарослей пошатываясь вышел боец ООН. Оружия при нем не было. Рыжие волосы стояли дыбом, как проволока. На побелевшем лице казалось выцвели даже веснушки. Только глаза, расширившиеся от ужаса и трясущиеся губы выделялись на пепельном фоне. 

- Боец! Что случилось?  - закричал Вессон.

Остальные солдаты затащили выжившего в укрытие и посадили напротив полковника. Он понемногу приходил в себя.

- Химера... Выскочила прямо с их базы. Она ворота изнутри разнесла! 

- Где остальные??

- Мертвы... Все мертвы. Она сначала на сталкеров наткнулась. Разорвала пятерых за секунды, они не успели даже вскрикнуть. потом кинулась на нас. Мы пытались отстреливаться. Потом бежать... Не было шансов. Слишком быстрая... Тварь. Вокруг меня все погибли, один за другим.

- Но как ты спасся?

- Я... Я не знаю. Она просто не тронула меня... Я был в самом центре схватки. Вокруг гибли бойцы, а меня она словно не замечала. Потом она просто прыгнула в кусты и исчезла. 

- Так! - полковник усилием воли вернул себе способность руководить. - Вы двое: преверить нет ли еще выживших. Остальные - возвращаемся на базу. Бойца этого - в медпункт. И свяжитесь с учеными. Нужно понять, что произошло.